18+

Кто на сайте

Сейчас 49 гостей онлайн

Руслан Проконин. Мифоlogия Рек Ламы

Обсуждения / Студия поэта

Диван, чтобы прилечь,
И микроволновая печь.

I.

Сначала было Ре,
что значит «свет» в Египте,
и нота частотою в 290 Герц.

В век золотой открылась сила слова –
ей греки строили и разрушали города.
И правил всем оратор, мастер слова,
он точно знал:
риторика – фундамент и опора,
тех мыслей, что рождаются в сознании у нас.

реки река – Риторика,
реки в любые времена.

Риторика Рек Ламу родила.

II.

бог универсальный
родился в универсаме
из университета вышел,
тут как тут.

большие животы
несут его речами
больные животы
от страха молятся.
ему.

и носом каждый каждого
обманываться рад.
душёнкой продаваться
по оптовым ценам,
в склад.
ума.

и голуби летят по небу словно птицы
и голуби летят по небу словом птицы

и детям странно спать, пока не обрастут они долгами.
и детям страшно жить в одежде тела взрослого
и детям страшно быть в одежде дела взрослого

Гимн   Покупай, продавай,
          Предавай, приобретай,
          Меняй и отмеряй,
          Убивай.

Ахиллес (рождается) Слово
                                 ловко
                                 входит в тело мысли.
                                 и обратно.
                                 возникают вдруг понятья
                                 строится суждение.

                                 Если мир таков как соль,
                                 значит мы его рабы.
                                 То есть рыбы, мы в сети.
                                 НЕзабудкиной иглы.

                                 Игла игра
                                 шило сдуло
                                 Пусто в дуле
                                 пальто надело
                                 и ушло.
                                 В одеяле.
                                 Времени всё равно.
                                 Равно всё времени.
                                 Или нет. Или два.

II.

Ба (на много) лет.

Птица  Телевидение мира
           Хуже атомной войны.
           Зажигаются столбы,
           а были люди.
           (были ли?)

           Ахиллес  Кричат.
           Жадные врали.
           Не видят, но смотрят
           на плазменном телеэкране
           живые не могут жить.
           в стеклянной колбе из блох.
И в эту секунду
в квартире кипящей
включался теле и мыслей ведущий.
Он тучного разума пьющий.

Телеведущий: Вы думаете?
                       А зря!
                       Я князь из мира Тряпья.
                       Мы вам колпак подберём.
                       Из сукна. Из котла.
                       От котлет останется вода.
                       А от вас лебеда.
                       Как простуда, каждое утро,
                       будете от счастья петь.
                       И гудеть и танцевать.

И так он плясал до утра
на экране из костра.
Пылью забивая голос,
счастьем утоляя возглас.

Зачем ему космос?

Ахиллес   мои мысли убежали
               ускакали улетели.
               они были и пропали,
               испарились как печенье.
               я как тесто их лепил,
               а потом как дым забыл.

Телеведущий  Были люди, стали кони.
                      Будем мы теперь знакомы.

Ахиллес  Кони?

Телеведущий (не замечая его ремарок):
                     Кони, пони, покони.
                     Итак понятно.

Ахиллес  Действительно всё так.
              Пора в универмаг.

IV.

Резиновая Зина  Резиновую Зину
                          купили в магазине
                          Резиновую Зину
                          домою принесли в корзине.

Ахиллес  Какие каблуки
              и платье, и цветки.
              Ты как Венера,
              только круче.
              Но плохо то, ч то
              я не слышу твоих слов,
                      точнее мыслей.

Резиновая Зина показывает всем, а не только Ахиллесу, насколько хороши свои фотографии, отплясывая балет-ламбаду через клозет в газет.

                           Резиновую Зину
                           купили в магазине
                           Резиновую Зину
                           куда-то отнесли в машине

Ахиллес  Резиновая Зина
              тобою я пленён
                        и окрылён
              Теперь я твой на веки,
              ресницы и глаза.
              Я помню чудное мгновенье
              передомнойслучилась
                        Я.

Телеведущий  Вдруг взбесилось наводненье
                      не попали в магазин
                      Сразу затопили
                      одну Резиновую Зин.

Ахиллес (скакуя и скача): Резиновую Зину
                                        убили в магазине.
                                        Резиновую Зин
                                        умыли отнесли забыли.

Телеведущий: Ахиллес, иди ка в лес!
Народ (Бес молвствуя): Люблю грозить я на экране.
                                    Убийца, я хочу тебя убить.
                                    Судить его, судить!

Ахиллес: Всё это сон иль просто бес?


НЕуслышанный ответ (птица): Бессоница. Сложи слова.
                                  рыба
                                  маяк
                                  камень
                                  небо
                                  дом
                                  котёл
                                  река

V.

Сдуло стулом суд на заседанье
собрались толпою все вокруг,
наполнялось помещение
запахом и потом местных слуг.

Сразу все забыли дело
и на время понеслись
убивать чужое стремя
возвышаясь и гордясь

Тем, что час настал обратный
для того, кто был героем
Илиады
чуждой нам, как слово гор.

«Что такое Илиада?
Не читал, но знаю я,
что любая там награда
для излюбленного зла».

Так ответил всем Солдатов
и ослеп ослом.
А глаза его как склеп
были ТелеВидео послом. Послам.

VI.

С обратной, стороны Ахиллеса.

Треск дождя стучит
молотками по совести.
–  Я виноват, товарищ судья,
и не требую пересказа повести.

Но что делать теперь,
когда всё случается?
Что делать теперь.

В ответ – молчание (стен).

День преломляется с ночью,
кружится дом кувырком.
Орёл опрокинул стремя
лампа горит потолком.

В ответ – молчание.

К виску приставлено время
Гремят секунды огнём.

Ахиллес  Быть может
              глаголы – главные воры
              слов голов.

              Но этого не понять секундой
                                           минутой
                                           часом
                                           днём
                                           вещей томом
              А значит и взором.

Кто мы. К томы. Ктом ы. Кт омы.
Мы соны. Ны сомы. Мы сомы.
Кто сомы,            Кто соны,
Мы соны.             мы сомы.

Мы сыны
снов сомов.
слов.

           Сомов мы съели снов
           от снов мы спели слов

Телеведущий: Хватит забываться,
                      что ты в студии.
                      Помни, что скоро
                      сжарим тебя в студень.

Ахиллес: я семь листов уже живу,
              протяну и восемь.

Телеведущий: В осемь будем мы транслировать тебя.

Ахиллес: Да кто ты, чтобы так со мною чтобы.

Телеведущий: Раньше я был Зевс,
                       был я Аполлон.
                       Но слова все эти – слон,
                       описание одного большого.

Ахиллес:  неужели, неужели
                не уже ли это он!
                не уже ли это слон.
                прискакал зеркальный он.

Телеведущий: Да, это я. Пришёл я.
                       Наступил я. На тебя.
                       Надвигаюсь как змея.
                       Раздвигается земля
                       ждёт диваном вся тебя.

Ахиллес: Эти пыльные тряпки все много раз повторяли.

Телеведущий: А ты хоть заметил, что ты в теле эфира?

И тут Ахиллес догадывается, что он с первых страниц в теле эфира и мог бы это понять, объяснив свои речи и обратив внимание на кругом понятные Звезде образы.
Озарение взошло на него как наводнение.

VII.

Телеведущий: Мой друг, ты – нуль.
                       Ты – столб.
                       Ты в землю врос и светишься.

Ахиллес:  так нуль я или ноль?

Телеведущий (снимая маску Т., становится ясным, что он –  Ахиллес):
                     Встретились ноль и нуль
                     И жаловались,
                     что
                     пытались повеситься,
                     а всё-равно представляются.

Ахиллес: тАк это сон!
Телеведущий (он же Ахиллес): Скорее да и нет. Вернее слон.
Народ (Бес годуя): Уже 8! Пора его транслировать.

Ахиллес (говоря свои последние слова):

Мне снился Тарковский,
сидевший на газовой трубе,
а может он
не снился мне.

Шумят растрескавшиеся,
Гудят замешкавшиеся.

Кричит из ящика вина
она для всех своя одна.

Болит голова.
                   Может быть
         из-за этого?

Не знаю.

Проходит небо.
Приходит тело Луны.

8.

///
//                       ///
/                       //                            ///    
Ахиллес        А  / хил лес     А хил    // лес   Лес
                                                     /

После того, как это случилось, у Ахиллеса проявились мысли, самые главные мысли, какие только можно было станцевать словами, которые никто не услышал, потому что он (в)стал.
                                             стол
                                             столб

Лес:                        … И свет устал лучиться,
(он же Пушкин,         цвет перестал сочиться.
он же Введенский)    Жареный висит цыплёнок в небе,
                                 Луна от этого не в теле.

                                 Случилось что-то в тёмном царстве:
                                 упали на пол реверансы,
                                 на стол откинулись пасьянсы,
                                 а мы стоим  в песочке пыльном.
                                 Герой стиха пропал меж строчек,
                                 рассыпался на сотни миллионов точек.
                                 Мы все несём ему цветочек,
                                 а он молчит в ответ всесильно.

                                 Звучат торжественно гирлянды
                                 на чёрном небе нестеклянном,
                                 Летит ответственно земля Планета
                                 по кругу,
                                 словно нуль.

И сколько бы Лес не повторял этого про себя, никто его не слышал. Потому что жизнь струилась, как струна сома, сама. И у неё тоже временами случалась песня, которую все ощущали, но никто не слышал. Вот она:

                           мир приобретает шаг
                           гремит гроза
                           на миг белеет небо
                           шумит земля
                           растёт трава
                           стучатся в дверь
                           но ничего не слышно

Рек Лама: Если бы Ахилл носил бахил,
                то он бы свою пятку защитил.

                                                                начало.

18-11-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика