18+

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей онлайн

«Абрикосовый джем» Рассказ Татьяны Тихоновой

Обсуждения / Студия прозаика

 

plot
Он любил её по утрам страстно... с абрикосовым золотистым джемом. Это вошло у него за многие годы в привычку, и лишь горечь кофе с новостями могли отвлечь его в эти минуты от тайного увлечения...

 

Мой друг Абри Косов, детектив, алхимик и овощевод, был примечательным человеком. Его примечали все издалека по высоким мыслям. Он, вообще, любил всё высокое: высокий стиль, высокое напряжение, его высокой мечтой было превратить банальную тыкву в золотистый абрикос, и этому посвящал он свое свободное время. А иногда он брал такую высокую ноту, что становилось страшно, не перебрал бы. От этого дом Абри часто лихорадило. Он и теперь стоял передо мной, перевернутый с ног на голову, покачиваясь на остром шаловливом флюгерке. В этом был весь Абри.

Войдя в дом, я встретил там неожиданно для себя завтра. Нет, со мной было всё в порядке, просто в комнате Абри разговаривало само с собой радио, и оно-то мне и сообщило, что сегодня третье сентября. А третье сентября будет только завтра. Но и это удивило меня не сильно, Абри любил заглядывать в своё будущее, иногда бродил по прошлому, и эти наши путешествия с ним достойны отдельной истории. Но в комнате Абри было не только завтра. Там был ещё и его труп. Да, труп Абри, моего друга.

Он лежал на своём любимом диване. Перед ним был его любимый кофе, круасан и абрикосовый джем. Следы удушья, колотых ран, автоматной очереди говорили о том, что кто-то был очень неравнодушен к Абри и убил его не один раз.

В это самое время дверь распахнулась, и в комнату вошёл сам хозяин дома. Грустно улыбнувшись, он сказал мне, кивнув на свой труп:

-        Никогда не приглашай к себе завтра, дружище. Оно иногда преподносит весьма неприятные сюрпризы.

Я промолчал. Он сейчас повторил мои слова, сказанные накануне, но что это меняет?.. Ничего. Передо мной лежал труп моего друга.

-        Как ты думаешь, кто может тебя так сильно любить?

Мне это мешало и не давало думать больше ни о чем. Потому что я знал ответ. Она. Одна из сторон нашего Бермудского треугольника, к которой всеми катетами стремился и я. Но Абри, похоже, был более удачлив. В этих Бермудах, он был словно рыба в воде. Здесь, в этих местах пропало уже немало славных рыбешек. Но эта... Из-за неё мои мозги медленно плавились, руки непроизвольно делали хватательные движения двусмысленного характера... однако она от этого не приближалась ко мне ни на йоту. Она всегда любила только Абри, и её жабры неровно дышали, когда он был рядом, а Абри любил абрикосовый джем и виски по вечерам...

И теперь, уставившись на труп, я понимал, что первой под подозрение попадет она. Я этого допустить не мог. И посмотрел на Абри.

-        Это я убил тебя завтра.

-        Как ты мог? - удивился Абри. - Ведь ты был в два часа пятнадцать минут в клубе незавтракающих дома джентльменов. Хотя эта харчевня мне никогда не нравилась. Абрикосовый джем у них всегда пригоревший...

Да, Абри не так просто провести.

-        К тому же убивали меня трижды. В восемь утра, в два пополудни и последний раз вечером в девять тридцать. Значит, если предположить, что в восемь утра это был ты, потому что в двадцать один десять тебя видели в клубе не обедающих дома джентльменов, кстати, неплохой клуб, я там тоже бываю, то кто же убил меня ещё?

Я молчал. Мы с ним закурили. Завтра было солнечно, в окно тихо билась бабочка. Её крылья раскрывались, и тогда становились видны два огромных глаза. Они взглядывали на меня и просили молчать о чём-то. Я залюбовался ею. Высокое напряжение первых минут, чувство утраты постепенно отступали под этим пристальным взглядом. Но, действительно, зачем мне брать на себя два убийства?..

-        А ты знаешь, дружище, - вдруг проговорил Абри, - теперь когда всё произошло, я прошу тебя простить меня... Ты всегда её любил больше, чем я, и я это знал и смеялся над тобой. Прости меня...

Раздался лёгкий треск. Я оглянулся. Но это начал подтаивать лёд в моей душе. У нас непринято было высказывать обиды друг другу. Мы ведь были друзьями. Если бы не она, то сейчас мы были бы где-нибудь за двадцать лет отсюда, там где всегда тепло, блики солнца играют на воде, и маленький плот под парусом из моей старой рубахи плывет по реке, двое мальчишек смеются. Неужели этому никогда больше не бывать? Зря я оставил там свой портсигар в прошлый раз...

-        Но кто же был третьим, Абри? Ты знаешь, кто был третьим?

-        Нет. Не знаю, - проговорил задумчиво Косов. - Думаю, это не важно. Я был мёртв уже после того, как первый задушил меня с любовью.

-        В этом ты ошибаешься, Абри, - машинально ответил я, что поделаешь, с детства люблю говорить правду, меня за это часто и сильно били, - там не было никого, кто бы отзывался на это имя...

Мы с ним вышли из комнаты, и Абри тихо притворил дверь. Здесь было ещё сегодня. Тикали настенные часы, а абрикосовое дерево, выращенное моим другом из тыквенного семечка, заглядывало в окно...

-        Я не приду тебя завтра убивать, Абри, - вспугнул присевшую на стул возле меня тишину я. - Мне будет тебя не хватать...

Абри улыбнулся.

-        А ты знаешь... мы ещё поплаваем с тобой, дружище, - проговорил он.

И из ставшего ненужным треугольника он сложил длинное удилище. Ловить рыбу любили мы оба, только в какие места отправимся сегодня, я еще не знаю...

А в окно, там, завтра, одиноко билась бабочка, я слышал тихий шелест её крыльев, но возвращаться - плохая примета, или дважды ступить в одну и ту же воду нельзя, или пусть сама разбирается, чёрт побери!..

18-11-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика