18+

Кто на сайте

Сейчас 55 гостей онлайн

Сборник «СЕРЕДИНЫ». Роман Казимирский

Бобэоби. Поэзия

( 16 Голосов )

СЕТЬ


на руках пальцами землю мять
солнцу – причинные места
рассчитывай на меня, мать,
на первый-второй – до ста
из яйца выеденного цыплячий скелет
на смех курам – в рыбий помет
киселя берег – на берегу черный Дед
сеть плетет
кожа крапивой кипятит кровь
гонит по трубам прокисший суп
оплаченной тушей
на бычьих рогах висит
коровий
труп

В ЧИСЛЕ ПРОИГРАВШИХ


В твоих переулках
трамваи играют
на рельсах
за медный пятак.
Что-то случится,
если
исчезнут все «если»,
но в такт
можно будет попасть,
только если
живешь наугад.
Простые слова растворяют значения
в местоимениях –
слишком безличных,
как рыба, которая не без труда.
На последней странице
проступит уставшее «нет, никому, никогда».
Сомнительных радостей верная плаха
на первого Карла и Карла второго
карманит кораллы
из страха запомнить
все то, что украла
безумная Клара –
все то, что носила
в дырявой котомке
и что было сил обнимала
и кутала в рваную шаль
этот маленький
ключ
от тюрьмы и сумы,
направляясь с сумою в тюрьму
с безысходными «нет, никогда, никому».
И снова себя
с медицинской циничностью
мойровой нитью –
к следам недошедших,
заснувших на выдохе первопроходцев.
На ветхом фундаменте башни,
сгоревшей под яростным солнцем
нелепой войны,
в которой в числе проигравших – мы.

ЗНАЕШЬ


Знаешь, это не ночь накрыла собой придорожный клевер –
просто мы с тобой отбрасываем слишком большие тени.
Знаешь, это не могильные ямы украшают дорогу к небу –
просто тяжесть наших шагов выбивает бобовые стебли.
Знаешь, это не закат течет синяком на звездный праздник –
просто наши палачи готовят площадь к публичной казни.
Знаешь, это не мыши хрустят озимым зерном в своих норах –
просто в руках добрых людей щелкают зубами затворы.
Знаешь, это…

КЛУБНАЯ КАРТА


Красными ртами, сосущими падаль, истерзаны светлые дни.
Если доступные плоскости заняты, нужно искать плоскость Z.
Вверх по накатанной – мимо стреноженных верой в спаси-сохрани.
Смерть – это шлюха с конвейерной улицы мелких разменных монет.
Кто-то скрутил наши стрелки часов на указку и благостный кол.
Вместо елея с настенных улыбок стекает густой перегар.
В темном хранилище души мочалят растлитель, убийца и вор.
Вместо кагора в подвалах кипит обращенный в вино скипидар.
К свету – по следу несущего рыбу. От света – ползком натощак.
Не зарекаясь, простить и подставить под ярость оставшийся зуб.
Золото купола всем гарантирует теплый просторный барак.
Клубная карта позволит повесить на шею растерзанный труп.

СЕРЕДИНЫ


Добрые люди… Зверье – как с урчаньем на течку делить на свое - не свое. На камнях-то не спится – под голову чья-то пустая тетрадь, уронив – не поднять. На печи-то тепло. На печи – кирпичи. Как под них затекало, и вот – затекло то ли тело страны, то ли звук от струны беглым храпом по песням моим – отделил, обесцветил, обрил кто-то с ровным пробором, на скорую руку и с кучей ошибок вписавший себя в изумленные строки редактором, диктором, лектором, доктором, пахарем, пекарем, чутким читателем, грамотным шпателем правящим странное, чье-то ненужное, ложное, вредное, до безобразия недопонятное, вряд ли когда-нибудь перепрочтенное. Что ж… Перемнемся с босой на обутую. Первый день – вечный день в сутолках сутолок. Каменнолобые мы. Камнезадые. Правдами лечим. Врачуем неправдами. Совестно. Горько. Но сладко привычно заглядывать в рот – вдруг да что затечет хоть на самый глоток, вдруг да мяса кусок на зубок, на один, что торчит, как старик, позабытый детьми, за бутылкой вина обсудившими честь, барабан и кефир, и – за дам! и – за дым! и – за мор! и – за мир!
…через тысячу лет, через тысячу строк на карете карет на голгофу голгоф доберемся толпой, все равны, как один – в середине своих и чужих середин.

18-11-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика