18+

Кто на сайте

Сейчас 44 гостей онлайн

Всюду смерть (песнь о жизни). Анна Чемберлен

Бобэоби. Проза

( 13 Голосов )

День умирает... Бесчисленные мошки летят на свет бесчисленных ламп - сгорая в огне. Летит скорый поезд - под откос. Летит самолёт - камнем вниз. Пассажиры вместе с экипажем песню поют. О чём?.. О приближающейся смерти, конечно же:

Зва-а-а-ть её не-е на-а-до, я-а-а-вится незва-а-аной…

Душевно у них это получается... Бредут стада на водопой... ой, то есть - на убой!.. И - тоже на убой - поджидает свою жертву киллер, не подозревая о том, что и сам он - жертва, потому как в почках у него - камни, а под камнями - рак.
Солнышко заходит... Но сладкоголосый петух не спешит прокукарекать «вечер-нюю зорьку» - попал в ощип, а следом во щи. Поэтому тихо вокруг... Никто не мявкает, никто не гавкает... Хотел было мяукнуть котенок, да не успел - оказался под колёсами «мерседеса». Непременно загавкала бы собака, да не может при всём своем желании - ле-жит на дне колодца с камнем на шее; ребятишки подшутили. Ну да и над ребятишками кто-то подшутил. Заманил их в густой тёмный лес шоколадными конфетками. И - где ре-бятишки? - нет ребятишек!..
Солнышко, между тем, всё заходит и заходит... На вечерней автостраде «поцело-вались» грузовик с «мерседесом» (тем самым, который котёнка задавил). В «мерседесе» - алкаш-водила, в грузовике - поп-певица модная. Точнее, наоборот. Да теперь уж без раз-ницы. Алкаш - отпился, певица - отпелась. «Каждому своё», - как говорится.
А день всё умирает и умирает... А в придорожных кустах лисичка-сестричка зай-чика-побегайчика доедает. Но не долго ей зайчатинкой лакомиться - разорвут её на куски голодные волки. Но и самим серым до утра не дожить - волкодавы-охотники всех их до единого постреляют, а затем и друг дружку перестреляют - по пьяному-то делу.
Солнышко продолжает заходить... Куры уже на насест сели, обсуждая «последние известия» - своего петуха попавшего во щи, а заодно гадая - кто же следующий во щи по-падет; ведь к «ихней» бабке внук приехал погостить - бааааааааааальшой любитель куря-тинки... А сама бабка, между тем, кончается и кончается, да вот беда, никак скончаться не может. «Ну ни на что ваше поколение не годное, - журит её внук. - Помереть - и то как следует не умеете... Учись, бабуля, пока я жив!..» И - с разбегу - головой об стенку. Эх, если б старость могла вот так!..
В поселковом клубе кино показывают - с морем крови и горой трупов. Зрители чинно на своих местах сидят «без признаков жизни» - как раньше в советских газетах пи-сали про героев-космонавтов. Умерли все, вкусной грибной пиццей отравившись, которой перед сеансом бесплатно угощались в рамках рекламной компании.
А мимо клуба в лучах заходящего солнца медленно движется свадебный кортеж. Вернее, похоронный. Ну да хрен редьки не слаще. Свадьба - это ведь те же похороны, только наоборот. А похороны, стало быть, та же свадьба. Невеста вся в белом гробу ле-жит. Красивая-прекрасивая. А жених на своей свадьбе-похоронах не присутствует. Но по уважительно причине. Его ещё вчера схоронили.
Вечереет... А детишки что-то из школы не спешат возвращаться. Давно уж уроки закончились, а их всё нет и нет, нет и нет. Как, впрочем, нет и самой школы. Сгорела дот-ла; только один директор и успел из окна своего кабинета выпрыгнуть; правда, о землю насмерть разбился; зато не сгорел. Считай, повезло.
День продолжает медленно, но верно умирать... А ревнивый муж продолжает свою гулящую жену поджидать. С топором. А она всё не идёт и не идёт с любовного свидания. Запаздывает. Наконец хлопнула дверь... покатилась голова с плеч... А следом ревнивец и себя этим же топором на мелкие кусочки изрубил. Так теперь никогда и не узнает, что в скупом свете умирающего дня соседку за жену принял, А жена уж давным-давно в другом месте другим топором зарублена; столь же ревнивым, как и муж, любовником. Сам же любовник от своей большой любви на маленьком крючочке повесился. Ах, любовь, любовь. Это вам не банка с червями.
Лучи заходящего солнца уже позолотили верхушки деревьев, в том числе и вер-хушку ели, в лапнике которой жужжжжжжжжжжит муха, попавшая в паутину. Но нет поблизости паука, чтобы ею полакомиться. Ещё утром его склевал прожорливый дятел, да подавился от жадности. Лежит рядом с ёлкой. Околевает.
Всё вечереет и вечереет. А припозднившийся косарь на лугу всё косить и косит сочную травушку-муравушку. Вжиииииик-вжииииик - косою острою вжикает от косой сажени в своих плечах. Падает подкошенная трава, вечернею росою, как кровью облива-ясь. Ну да и самому косарю не жить. Ступил он ногой в змеиный клубок. Вот диво-то дивное - змеи на лугу. Обычно-то они по болотам клубятся. Так вот с болот на луг и при-ползли - умирать; отравленные химическими отходами, которые в те болота сгрузил тот самый грузовик, что с «мерседесом» на автостраде «поцеловался». Ну а где же бравый гибэдэдэшник, почему его нет на месте аварии?! Да потому что он в своей гибэдэдэшной будке лежит у телевизора, который его на смерть током убил.
Продолжает продолжать вечереть... Молодая мамаша Глаша при последнем днев-ном свете выкидышу своему носочки шерстяные вяжет. А сама-то уж мертвее мёртвой. Позеленела вся... Вот она, настоящая материнская любовь.
Хлоп-хлоп! - хлопает мухобойка, оставляя на стене мокрые пятна. Это сестра мёртвой Глаши - пока ещё живая Стеша - мух бьет. Но уж и она на ладан дышит. Ночью непременно помрёт. А телушка Пеструшка, будто чувствуя приближение Стешиной смер-ти, затихла у себя в коровнике: не мычит, не телится... ах, да!.. ну как же ей там мычать-то и телиться, если её ещё поутру зарезали.
От умирающего дня темнеет вода в речушке, по берегам которой задыхаются вы-ловленные рыбки. А на дне реки заядлые рыболовы лежат, утонувшие, опять же, по пья-ному делу; тела их разбухшие водоросли ласкают.
Вот-вот день скончается... До агонии буквально рукой подать.
Прощай, прощай, умирающий день. Больше я тебя никогда не увижу. Темнеет в глазах... А на ум приходят предсмертные мысли. Почему люди не летают, как птицы; от-чего люди мрут, как мухи?.. Ну да не летают-то понятно почему: рождённый ползать, ле-тать не может. А мрут-то от чего? Не от того ли, что - живые?.. Были бы мёртвые, разве ж умирали бы?..
Солнце исчезло, будто в могилу провалилось.
День приказал всем долго жить. (Но, похоже, никто этот приказ не выполнит.)
На небо выползла мёртвая луна.
Конец-ц.

18-11-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика