18+

Кто на сайте

Сейчас 41 гостей онлайн

Йелло-блу-биллабонг. Сергей Лысенко

Бобэоби. Проза

( 32 Голосов )

Добро растекалось патокой. Сладко, липко и вязко. Всё тонуло в добре, как в болоте. Исайя Гиббс смаковал плоды своей работы за столом Аполлона Мирабо. Клинч аппетитно чавкал где-то рядом. Все были довольны.

- А вы уверены, что это добро?
- Что?
Клинч не успел повторить. Откуда ни возьмись выскочил муравей величиной с кролика и утащил его.
Исайя Гиббс долго стоял на бараньей тропе, вытирая пот несвежим платком. Стоял, пока не утихли крики его спутника. Потом он вздохнул, сверился с навигатором и пошел обратно.

Исайя Гиббс вернулся далеко назад, в самое начало. Вернулся в купе старого Билли. Поезд пыхтел на рельсах. За окном дрожала гора Данденонг, обутая в густой лес. На противоположной койке братались рудокоп и золотоискатель. На столике стояла пустая бутылка Ларка.
А что же Клинч?
Он храпел вверху без помощи виски. С верхней полки свисала рука с письмом Аполлона Мирабо, короля Саут-Ярра. Крупные буквы, напечатанные в аэропорте Окленда, прыгали перед глазами Исайи Гиббса:

ДЖОДИ ИЗМЕНЯЕТ МНЕ С КЕНГУРУ. ОСТАНОВИТЕ ЕЁ.

Саут-Ярра утопал в зелени. Королевская резиденция Мирабо располагалась на самом дне. Пришлось нырять.
- Мы вас не вызывали, - сказала служанка-нунгарка, угрожая бумерангом.
За воротами лаяли собаки динго. Исайя Гиббс достал козырную карту:
- Значит, Джоди не изменяет хозяину?
- Не спит с кенгуру? - конкретизировал Клинч.
Аборигенка фыркнула по-бушменски и пропала. Вместо неё появился чернокожий гигант с золотым копьем.
- Слышь, Отелло… - начал Исайя Гиббс.
- Не с кенгуру, а с какаду. Это ошибка.
Гиббс и Клинч переглянулись.
- Так это вы?
- Да, это я, - сказал Отелло.

Аполлон Мирабо оказался легендой австралийского регби, бывшей звездой «Мельбурн Сторм». Его жена могла оказаться кем угодно.
- А Джоди… Она какая?
- Она птичка.
- Какаду?
Король Саут-Ярра с трудом потушил гнев в глазах.
- Черногрудка.
- Правда, черногрудка?
- Только между нами.
Исайя Гиббс и Клинч закивали головами.
- Моя черногрудка, - сказал Аполлон Мирабо, - никому её не отдам.
В руках регбиста появилась заостренная кость кенгуру, украшенная пучком волос.
- Это убивающая кость. На ней волосы Джоди. Её изготовил жрец мулунгува, главный парикмахер города.
Гиббс и Клинч отпрянули.
- Дождь, дождь, гроза, нелетная погода. Заклинаю! Илианба Ванда, духи зла, помогите мне. Догоните Джоди, ударьте её молнией!
- Прекратите! – сказал Исайя Гиббс. – А то ваша жена станет ещё и черноспинкой.
Аполлон Мирабо не понял, но прекратил.

Джоди улетела дальше, чем мог себе представить Апполон Мирабо. Туда, где бессильна черная магия с разными костями, лапками и волосами.
Она улетела в национальный парк Какаду.
Знай об этом Гиббс и Клинч, им бы не пришлось прочесывать редколесье, мелководье и сухостепье. Не пришлось бы ночевать на австралийской платформе, гибнуть в пустыне Гибсона и мечтать о биг-маке на острове Макдональда.

В лесу Белангло им наконец повезло. У костра сидел маньяк Иван с винтовкой «ругер».
- Я подобрал её в Сиднее, - признался маньяк. – Джоди… да, её звали Джоди. Как Фостер, только грудь черная. Абсолютно черная грудь. Я заглянул в декольте… Нет, таких я ещё не убивал. Всю дорогу она рассказывала мне легенду… Я остановил «ниссан» возле леса. Увы, пока я рылся в багажнике, она выскочила из машины и побежала. Она бежала быстрее моих пуль. А потом взлетела… Она направилась на север – в парк Какаду… Джоди… Ну разве такую забудешь?
- И вы помните её легенду?
Маньяк Иван посмотрел на Исайю Гиббса, как на идиота. Промолчал. Подождал, пока закипит вода, достал из кулечка окровавленный палец и бросил его в котелок.
Гиббс и Клинч жутко хотели есть, но они заметили, что на руке Ивана недостает мизинца.

Давным-давно, когда Солнце ещё каталось по Земле, Какаду был значительно крупнее, чем теперь. Он был человеком. Носил розовый мундир и назывался майором Митчеллом.
Майор Митчелл владел регбийным клубом «Мельбурн Сторм», кенгуриной фермой и землями вокруг Саут-Ярра, на которых росли пшеница и кукуруза, акации и эвкалипты, фиги и орехи.
А в доме майора Митчелла росли его дети – хорошенькие маленькие какаду.
Майор Митчелл был богатым человеком. Впрочем, в те времена людей было меньше, поэтому все были богачами. Все были знаменитостями и звездами. И не желали играть в регби, сколько бы им не платили.
В «Мельбурн Сторм» бегали одни бараны, которые тоже были людьми. Понятно, что бараны редко побеждали в Национальной регбийной лиге.
Дети подрастали, а майору Митчеллу нечем было похвастаться. И тогда он отправился в Африку.
В ту пору Африка была не такой, как сейчас. В ней было полно духов, но мало людей. Митчелл нашел лишь одного человека – Аполлона Мирабо.
Аполлон Мирабо был прирожденным регбистом. В первом же сезоне он в одиночку сделал «Мельбурн Сторм» чемпионом. В лиге ему не было равных. Он играл как дьявол. В него верили, как в Бога. Его любила вся страна, все кенгуру и утконосы. Даже Солнце поднялось повыше, чтобы полюбоваться Мирабо.
И только младшая дочь Митчелла – Джоди – была равнодушна к регби.
Началась новая эра. Духи неба перевернули страницу Книги Мира… И ужаснулись после первого абзаца.
В Австралии никогда не было крупных хищников. И вот они появились.
Однажды голодный Аполлон Мирабо ворвался в дом майора Митчелла и съел всех какаду – офицеров и рядовых. Он хотел съесть и Джоди, но та была слишком красивой.
Не долго думая, Мирабо женился на ней и стал королем Саут-Ярра.
Тем вечером впервые пошел дождь. Духи неба научились плакать.

Когда маньяк Иван закончил, из зарослей выскочили полицейские и арестовали его.
- Повезло вам, - сказали полицейские.
Да - Гиббс и Клинч узнали, где искать Джоди Мирабо.

В парке Какаду Джоди Мирабо создала свой собственный биллабонг, изменив криком русло реки. Теперь она лежала на берегу, бронзово-золотая и круглая, как елизаветинская монета. Она осязала величие божественной вездесущности. В её черной груди приятно играла свирель.

Джоди Мирабо обернулась на шум.
- Кто вы?
Исайя Гиббс улыбнулся и расстегнул пуговицы – все до одной. Его примеру последовал Клинч. Девушка попятилась.
Они надвигались как зомби - медленно и величественно. Их кожа была покрыта червями, души гноились и лопались на ходу.
- Вас послал Аполлон?
- Мы сами себя послали.
- Мы знали, что у майора Митчелла осталась дочь.
- А потом увидели объявление.
- Кто вы такие? – повторила Джоди.
- Мы - самые важные существа на планете, - сказал Исайя Гиббс. - Мы создали эту почву.
- Мы родители Земли, - добавил Клинч.
- Да ладно, - не поверила девушка.
- Почитайте Дарвина.
Джоди Мирабо остановилась у кромки воды.
- Папа читал Дарвина.
- Плохо читал.
Гиббс и Клинч обвились вокруг её ног – до самой шеи.
- Если бы майор Митчелл читал Дарвина, он бы не склевал нашего предка.
- Значит, Шаи-Хулуд ваш отец?
- Отец, мать и сестра, - сказал Клинч. – Он был самым большим червем в Австралии.
Гиббс и Клинч изо всех сил сдавили шею Джоди.
- Мы пообещали вернуть вас мужу.
- Но не обещали вернуть вас живой.
В природе ничто не исчезает бесследно. От предсмертного крика черногрудки Джоди появился ещё один биллабонг. Солнечно-желтый. Небесно-голубой. Его наполняла сама любовь. Оставалось лишь как-то назвать его.

18-11-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика