Кто на сайте

Сейчас 112 гостей онлайн

ВИКТОР IВАНIВ.Цикл стихотворений «ТРУПАК И ВРАЧ ЗАРИН» (окончание)

ЧЕРНЫЙ ФИАКР

 


Я пошел в порно театр
Там играли домино
Пели просто русским матом
Как пред судным пердуном
на английском языке
и казалось все не те
те слова звучали там
Говорили госпиде
Получалося шайтан
Тенор мухи не обидел
Песен англистов не знал
Пел что был апоствол
Пидер
И апоствол Впол
Стакан
Очень добро утешал
Грилу Прынца до-минор
В это время зал
молчал
Только хор один летал
С гробовою тишиной
Прямо с гробовой восстал
Я колол веретено
Мама слышит отче наш
В первый в жизни Кобриной
Вас берет на карандаш
Называет кохи-ноор
Нам то это не впервой
Черной или ветряной
Завтра едет на пожар
Командир мой позывной
И собранье нечестивых
Я покинуло ушло
И бинокль в зеркло кинул
Как ботинок вам в табло

 



***

Раз на пони ехал мимо в пончо сбросив на Калине
По мосту наш любопытный и упал себе под мост
Под мостом резня в Нанкине словно Прима Балерине
И как шаг парнокопытный как пенсне наперекос
На мосту один ботинок так шептал себе под нос
Только это ничего се, ничего се ничего  на авось

Как мизгирь в советском фильме встал над ним из под кабины
Встал один забытый всеми новоявленный вопрос
Что-то не совсем в камине прогорает берегиня
И кого-то через стены не пускают на допрос
Что-то не совсем уверен как без денег на безмене
На измене на сирене ветер северный насквозь
Прошибет как пот холодный и горячий ничегось

На посту стояла рота или фракция кого-то
Часовых или просто стражей что чредуются вразнос
Это смена дня и ночи это мочево  и рвота
Это рваная когорта нам оранжево с тобой
Фиолетовые тени на карикатурной сцене
А под сценой в планах дальних ожидания, малой,
А над сценой на миндальных на печеньях нам спалось

Как на мелкой склянки стружках в пирожках или ватрушках
Как хрустальный попугайчик как житанес жизни врозь
И под сим подлозем  нужно нам построить будет нужник
Чтоб бездонный что трава там чтоб на горку забралось
И с горы той полетело как с моста вот это дело
Или на гору обратно легкое разорвалось
Мне мизгирь сказал: съеблось

То что раньше не сбывалось то что в сказках обещалось
А потом прообещалось убежало сорвалось
Мне мизгирь сказал съеблось или сгинь промолвил вскользь
То же самое ответил я ему как гибнут дети
То же самый 93-й я шептал себе под нос
Как корчма на белом свете как корма  на самолете
Как на свете том икает мне мизгирь сказал: съеблось
Дергалось оборвалось

В общем больше не уверен дней бесценную потерю
Трату времени иначе и зарплату где бы как
Доставал я из кармана пятернею очень рваной
И швырял в глаза теперь я  и топтал ногою двери
И глумился и роптал и и глупел и выцветал
Или тайную вечерю кто-то неудочерял
Мне мизгирь «съеблось» сказал

Если встанешь до рассвета вечер спросит: ты ли это
Обыскались в свете этом есть один всего вокзал
На вокзале тьма народу  это едут все на воды
На миндалины прогреты поворачивай назад
Лето спето переметан кошелек и в нем металл
Никель мелкий прах разметан на глазах по тормозам
Ты ударил те монеты мне мизгирь слепой сказал

Дух мой вышел выше ниже если к речке то поближе
Подползал я перебежкой на прибрежной бритве ел
Я крапивницу  под землю речка сведена мгновенно
Показалось мне навечно как в могиле перевел
На тебя часов я стрелки чтоб опять играть в горелки
В жмурки и в прятки неподвижен
По-московски я лежал а мизгирь же продолжал

Ты сорвался с той веревки чтобы торкать из кладовки
Ты с моста того свалился кровью скорби облился
И машиной поливальной словно бабкой повивальной
Наотрез помин печальный я трублю на всех и вся
Бакалавр Карраско вдовый образ прежний образ новый
Образ мавы чернобровой что была у нас в гостях
Вышел вышел из тебя как пся крев из носа пса

Этот образ тени черной как повозкою моторной
Как топор над пеной белой из несчастья изо рта
И пока зияет рана на груди как орден сраный
Кровью той своей тлетворной мой песок огнеупорный
Я просыплю на тебя
я посыплю пеплом саван
Я посцу в твои глаза а ты слегка порезался
Из ушной твое мембраны скоростной моей нирваной
Изувечу изумленно излечу навек тебя

Встань и пой как русский дервиш кадуцей в руке ты держишь
Ты стареешь обретая за секунду седину
И она потом чернеет как поленница не тлеет
Не едит и не говеет и не любит сатану
Если пропасти разверзнешь развернешься и отрежешь
Волос буквы этой алой  как алоэ в старину
Мне мизгирь сказал: дыхну

Пыхнул дыхнул много дыма было мне необходимо
Чтоб из дыма заходило чудо снова по рукам
Чтобы был айва из Крыма чтобы Дима чтобы Дина
Из Афона из Салима ночевали два денька
Два денька подряд вестимо чтоб авророю сверкал
Чтобы Лена чтобы Зина чтобы жизнь невыносима
Полежи пока подумай, ну а я и не вставал

Я подумал полежал бы если был бы я пожарным
Если б был соревновался с тенью наперегонки
Но поскольку я свалился раньше чем на свет родился
И в земле не растворился то  сейчас же отвечал
Мизгирю что предъявил мне пропуск в край отрадной виллы
Мизгирю что день невинный и недлинный простоял
День и ночь в главах стоял день и нощь в глазах стоял

Мизгирю я отвещал:

Чтобы было все красиво чтобы мыло пахло сильно
Бальзамировать насильно забываешь про Пекин
Мизгирю ответил сгинь мизгирю мгновенно сгинь но
Чтобы было заебись все  чтобы звездочки зажглися
Свечкой финской речкой миской фантастических кино
Я хочу чтоб ты исчезнул сгинул навсегда свалил но
Ты с моста с того свалился вместо трупа моего
Only this and nothing more
Мне  мизгирь сказал: давно

Вне себя один живешь ты умираешь и ебешься
Нет моста того давно что  нет и трупа твоего
Ни горы и ни подножья нет на коже кимоно
Скоро сбудешься срастешься ты с потоком невозможным
Переносным смыслом будешь марабу на Мирабо
И меня давно уж нету нет когда-то нету где-то
Нету в общем и вообще-то никого и ничего
Не было да и не будет я съебусь но кто разбудит
Кто тебя тогда разбудит сына друга моего
Я ответил: Now more
Only this and Now more

И мизгирь на бициклете как не едет так не едет
Он не ест ни спит не бредит не бредет не бреет щек
Завтра снова засекать все не пора бы нам расстаться
Раз не можем мы остаться так лежать и так стоять
Не кричать не целоваться не молчать и не прощаться
Наебнуться наебать всех  сгинуть вам за вороток
На потом бы все оставить и засечься обезглавить
Те часы на старой башне безголовых в четверток
Заебись сказал сберег я тебя сейчас сберег
Мне мизгирь сказал сберег
Берегись и ты, браток, я ответил, Мизгирек!
Я ответил, Мизгирек.



***

И было так был пир отбой
Пас-пас по горло как прибой
Каш-кэш баш-беш как купидон
Заполируй опять глаза
Гляди в меня что так нельзя
Мех-мат гармонь на кардамон

Но есть и песья честь маман
Как не форсировать неман

Да не в ту сторону любой
Стал флюс в носу где был гобой
Пель-мель мед-брат стрелой на хвое
Нас двое пихта и ольха
В осиннике свистит «пока»
Как хлороформа Хлоя

Но есть и песья честь маман
Чтоб за кольцом не лезть в карман

Засранка я Диман-Пердун
Саранка в Минусинск бы дунул
Но кругл как шар тот Троицк
Как ветер Нелю в пян-се
Как дама пик в Мухе ЦеЦе
Весь день торопится

Но есть и песья честь пароль
В доме призрения колол

Венера старая карга
Латиницей стал твой Курган
И Мелюзина
И сойка Зойка мне поет
Во сколько встать, когда налет
Слетит с ботинок

Но есть и песья честь контроль
Альт делит парасоль


***

Нет она не крещена
Нет она не прощена
На песке ее гомонит
На плече ее динамит

Но всегда она видна
Дубаком была женена


Словно чай ее вторяком
Словно май ее мотыльком
По затылку на бигуди
С дубака своего не сходи

Не всегда она видна
С молоком была как сосна

Ну сосни-ка еще как гусак
Ну верни еще негуса
На песке ее доноси
На виске ее в небеси

Не всегда она не видна
С табаком была Марья-хна

Арахнид ее сюсипус
Барахлит ее мисипусь
В Миссисипи бросьте ее
Довезите туда без рейтуз

И всегда она мне видна
Никому-кому не нужна

И в ее в ее реверси
Рамирес ее развези
Вдуй ей снова как бы Судан
По ее мирам государь

И всегда  и вдруг дураку
Королем кости белой кун


***

Страж долготы говорит
Имейте концы
Ночи и дни
Будьте клинки
Холодны
Будте рассудки
Без пелены
Будете сутки
Осуждены
Страж долготы говорит
Умолкните бубенцы
Бубны  и сабли
Вложите в ножны
Ноги спрягите
Пряжей могил
И пригубите
Немного воды
Страж долготы говорит
Стоять
Назад напасть
В пропасть пропасть
В пасть клятвы класть
Галстуки зажевать
Животы заголять
И мечтать запретить
И молчать
Языки распустить
И смердеть и стращать
Поспрошать
И лечить
Страж долготы молчит
Страж широты говорит
В колодец гляди
Лодка болотная в рай приди
Море Тони
Небо гуди
Солнце буди
Что позади
Что впереди
Что на дворе
Тех водвори
Что на ковре
Тех покрови
Тех что Джан
Тех что. Не ждан
Тех кто молчит
Тех кто в строку
В нашем поместье
Тревожь и торкуй
Тех что в узде
Дай по мочалу
Тех что везде
Дай по кончалу
Страж широты
Бесишь от жары
Животы
Страж широты говорит
Страшно не бывает
Теперь
Отворит
Тряпьем
Обагрит
Зарей напоит
Кони дышат
Уключины клонит
Бьет поклоны
Говорит страж
Широты в домофон
Страж шиврат
Стоит у врат
Страж утрат
Стоит у оград
Страж заряд
Сел на разряд
Страж заград
Рушит Стам градус
И переводит из радиуса
В отряде трус
В отряде мрак
В саду буерак
Страж забывка
Пришел на побывку
Страж поминка
Пошел на лучинку
Страж личинка
Сгинула с вышки
Сорвалась с мормышки
Страж тычинка
На картинке страж широты
Рисует робко тропинку
Кусты
Страж овражек
Страж ночлег
Сел на порог
Страж сочельник
Летит на качелях
Страж  понедельник
Умер во вторник
Страж воскресенье
Случился всем во спасение
Страждущим ждущим стражи
Уводят все миражи
Страж широты говорит в домофон
Вышел вон
Граждане страж закосил
Под колосящийся
Шелест воды
В той воде плавая
На увечной шине
Страж широты шаровары
На пристань скинул
Кони пошли
Через карантины
Страж широты плюнул в Луну
Размазал ее по столу
Дал фонарю по столбу
Катафалку по катафоте
И сказал прогноз по погоде
Домофон выключил страж комнаты
Оторвал бинты
Затянул жгуты
Страж притяжения
Снял напряжение
Страж тяготения
Падал и таял
Снежок поедая
Приехала служба
К своей. Половине
Пришла половица
К селениям птиц
И закричала
На всех пуговицах
Застегнута настежь
Кирпичная крыша
Если молчишь ты
То широты стриж
Состригпаришь
Парься не парься
Служба твоя
Солнце исчезни
С этого дня
Треть прошла
Не по болезни
Служба ко стражнику подошла
Стой где стоишь
Тут в миг
Сели стражи
Покурить
Повалил снег
Пошел град
Рухнул град
Не стало врат
Курят четыре
Стража у костра
Двое в пламени
Двое вокруг
Степь в подушку
В головах на мушке
Вышел первый Егор
Вышел второй Егор
Вышел третий Егор
Вышел четвертый Егор
И снизошел святой дух
На испуг
Начался в двери стук
Сутки спустя
Как штаны свистят
Так убывает туда
Откуда не будет дат
Город  не сдастся
Лезь на чердак
Чтоб не бояться
Лая собак
Первый петух
Поет до зари
Доза стала
На фонари
И выпала доля
И ног молитву
Смиренно твори
Ничего иного
Никому не говори


ЛИМИТ ИСЧеРЧИ

Как  лето просмоляет ствол
И пьет чабрец и детство цедит
И за колючий частокол
Ежей у сажи вай к медведям
Как снегом полных глаз бинокли
Наводит на власы березы
И выпивает стебелек твой
Расшитый кружевом мороза
Ромашка медная и кадмий
В стопу подкладывает леску
И след рассмотрит что на падле
Ты с двух минут уже нерезких
И наведенных вспять на Троицк
Сто лет прошло за две недели
Когда тысячелетье стоит
Минуты в вечность облетели
Подрубленные на распиле
Бревна седьмою шестеренкой
И что сидит в твоем черниле
Не выводимом в селезенке
Теперь из гелиевых ручек
Мы пьем малиновую воду
И из недель что дальше глючат
Вылавливаем корнеплоды
И лопая их в пять на камне
Часов  открыта мастерская
Где делают велосипеды кама
Отличная и колдовская
Ребенок кем-то законтролен
И заблокирован паролем
И вот с горы щебенку ссыпав
И ободрав до мяс коленки
Летит как барышня  повыпав
Как снег на голову с дубленки
Вот гонит прочь автомобили
Ломая пролежни в помойке
История про то как били
И подрезали стекла двойки
Волгарь несется видя друга
Непробиваемый насмешник
И говорит что от испуга
Обратно улетает снежник
Как МАЗ замеченный на МКАДЕ
Лежит потом  ржавея тихо
Под исполинскою тетрадью
Под Манарагою с шутихой
Отряд идет ведет ребенка
Пугает а тот сам смеется
Зрак американского котенка
Смелее паутинки бьется
Стрижи стригут впрядая в бусы
Весь звукоряд семьи бессонной
И ночью темной мокроусой
Жует земля в которой солнце
И что ребенок чертит карту
Метро за две минуты жестом
Пока пакуются в плацкарты
Из лагерей военных шествий
Зачем из кладбища земного
Ты позвонил вчера мне только
Очнулся я с кирпичным оком
Сбивая с воздуха подсолнух
Я думал что всегда там холод
В земле ты говоришь могильный
Но горячо в земле транквильной
Виниловом неоне солод
Я злой ужасно этих жалоб
От тополей что дальше шепчут
Высоким пением разжалось
И выпало назад все детство
Я буду русским полицейским
Ребеночка я глянул в темя
Сам родничок перед лицейским
В моих остановилось время
И побежало с образами
Незабываемой дорогой
Назад и снова словно замер
Как Дороти и недотрогой
В овраг которого боялся
Где нынче строится берлога
Большого злого тунеядца
Болото станет слава богу
Отведав керосина сильно
Совсем слегка порезав ухо
Я этот керосин разлил
На промежутке злого духа
И в рощице через желторотых
Желдор домов снесенных старых
В ее алее столь высокой
Во сне я снова встретил Павла
Он вышел из лесу навстречу
Под солнечным предлогом вышел
И вдруг изчез опять стал вечер
Стал Алый Талым трупом вещным
Разбойниками весь изрублен
И уже мертвый я проснулся
И побежал смотреть округу
И звездам диким ужаснулся
Где табуны неслись на воле
И на дороге пел свободу
Хлебая водку с кем по двое
По трое отходили воды
Своих ровесниц узнавая
В раскосых девочках восточных
От сглаза прочь не убегая
Сестер молочных
Так снова легкою игрою
Ломая здания старых тюрем
Больниц кладбищ сухую хвою
Мы поведем войска на Муром
Мы забываем вереницей
Отбытий на помин их жалоб
Что вновь по радио десницей
Скамеек ладно вертикально
Поставленных больших  как сутки
И за версту недели новой
Везут везут несут две сумки
Отбытья прошлого бездомным
Вам так покажется сыновней
Все то что сбудется нам снова
И избалованный сановник
Снует и сбросит эту новость
И трех сестер в исповедальне
Спиртов в бензиновую сказку
Я позову  тебя морально
И чиркну печкой керогазкой
Я буду спать опять нормально
Со стеклами душистой смазки
И буду знать лишь номинально
Кто  только с-трои-т эти глазки
Я буду помнить только мимо
Подряд летящие минуты
И дробью клацающий бивень
Страны из маминой каюты
Я буду помнить только троиц
Глаза живые забывая
И словно бы иконоборец
Так никогда не заживая
У нас вообще  у нас нет тела
Но есть лишь страх что будет смертью
То что как жизнь живая сделал
Живет лишь дух в душе разверстой
Бежит изрезанный  в полоску
Посажен в клеточку в в кабину
И свой и пьяный в эту доску
Секстину кистенем окинул
Ломай заплечную машину
Неси рюкзак пустой бутылок
И плавь скорее гашишину
И мой руками это мыло
Что снимет с шей нательный крестик
И богадельни открывает
Когда своей честной невесте
В годах за печкой догорает
Как коноплянка или миг-3
Летит в коровий нос Украйны
Прости меня, забудь, Лжедмитрий
Деметрий Первый умирает

22-06-2018

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

© 2010 - 2018 ЛД Авангард
Яндекс.Метрика