18+

Классика авангарда

Кто на сайте

Сейчас 95 гостей онлайн

Василий Бородин. Когда песни на горе Да...

Поэзия

***

на прекрасных тяжёлых людей
на родителей наших глядит
лист осенний — в ту точку в груди
где "везде

ждёт подвох — нет, послушай меня
да, послушай меня ещё раз
ждёт подвох, и тоска — не гора
но ни дня"

— лист — в осеннем корыте: упал
и намок, приближается дно
там другой почернел: ночь как ночь
ставни, ставни, пустая тропа

 

***

узнать у чёрной коры
что едва стемнеет
прощается как-то небо
земля умнеет

сетки чёрной коры
машут и вниз глядят
галки
на ночь бранятся

о красоте и некрасоте
малоэтажных крыш
о жестяных
проржавленных уголках

чёрной мокрой коре
тепло в их руках

 

***

поздние часы ясных дней

камень влюбленный в ветку
ее случайная
благосклонность–листок

полная благосклонность ноябрь
а там общий снег

новая весна
ливень
общий блеск

 

***

дождь зимний — блеск пощечин
водЫ воде
но ты скучай не очень
весь день, везде

...не выспишься — и вата
в башке нежней
чем снежный розоватый
лес дней, всех дней

 

***

— мы и глаза франчески
вудмен — америку я считаю
просто духовной родиной — а я знаю

как хорошо отваливались в пустой
комнате той обои, и штукатурка
белыми делала обе ладони, а
линии становились видней
— а я умею америку петь
— а я умею всё отражать
круглое зеркало здравствуй
франческа вудмен
рыбы в тазу зеркальная чешуя
— а я не знаю, гдЕ я и где не я

— это америка-облако к нам плывёт
как хорошо стремиться в чём-то признаться —
но ускользает — а я признАюсь так:
собственную ненужность как перебежки
пЫли степной почти что знаю как дать:
не на гитаре "Нэйшенал", не на банджо —
знаю, что не на них, а франческа — та
пряталась среди чучел, но свет всеместный
мелким битым стеклом сыпался: любовь

— что говорить — что знать — облако вокруг

 

***

иногда
в серое и сырое обдумывание жизни искорка бьется —
любишь ли? она
ночной черной дорОгой в блестках наледи шутит
— слишком молода

из башки растут
сырых черных мыслей
гробы, коробА
— старые домА, в еле теплых окнах —
узел–тысячелетник, кактус до потолка

искорка
потерялась вдруг — любишь? или
— слишком, да.
сырой серый пар, лопнувшие трубы,
галки, провода

 

***

поезд ты или лес
а такого покоя
луж на черствой земле
не было, и щекою
бледной небо тебя —
вОрон ты или корень —
не касалось любя
— нет, коснулось покоем

на севере Рая льда
нет, но есть гора Нет
там можно молчать когда
песни на горе Да

начинают бить по голове
как по наковальне
и спускаются по тропе–траве
негры выжженные ликованьем

слушать как еле–еле
звенит вода
идут
на гору Нет с горы Да

 

***

снег и плач
смех и плач
ледяное войско
но ты не плачь
ледяное войско нас победило

и включило в себя, не плачь

эти мёрзлые угольки сердец
в полководцах, в обломках солдат,
в пыли
общей ледяной
просто будь со мной
не злись, не болИ

завтра таять — тихо валиться набок
и пАром вверх

 

***

на сухой и светлой земле
среди битого кирпича
где пройдёшь заводится ничьё сердце
тычется и отчаивается по ночам

это как бы — сырой зимой — тряпка в ветках
летом — белый безветренный шар цветка
с пустым стеблем и горьким соком
недостроенный дальний дом и в нём облакА

 

***

у ночного костра
кажется, что огонь
течёт в ветках всех вокруг ёлок,
и сердцА наши гонят по
жилам рыжий огонь,

алый перелив; когда Страшный суд
восстановит всё из золы,
пыли и песка,
выяснится: на летних кострах сгорели
слепота, жадность чувств, тоска

вот — глядит зябким утром в небо
чёрное пятно выжженной земли,
от которого все ушли

19-10-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика