18+

Кто на сайте

Сейчас 89 гостей онлайн

Александр Бренер. Ещё о поэтах и художниках

Мандельштам делил все произведения мировой литературы на разрешённые и написанные без разрешения.
Первые были для него - мразь, вторые - ворованный воздух. Ещё он считал, что поэт занимается изворачиванием: "Что это за фрукт такой этот Мандельштам, который столько-то лет должен что-то такое сделать и всё, подлец, изворачивается?"
Гойя тоже под старость стал изворачиваться.

Поэтическое изворачивание заключается в попытке не иметь ничего общего с обычным художеством и писательством: "Писательство - это раса с противным запахом кожи и самыми грязными способами приготовления пищи".
И ещё: "Литература везде и всюду выполняет одно назначение: помогает начальникам держать в повиновении солдат и помогает судьям чинить расправу над обречёнными".
Вот так.
Если приложить эти критерии к истории изобразительного искусства, то от неё мало что останется.
Но я как раз и стараюсь тут - выбираю эти крохи, эти плевелы, эти сокровища.
Для меня сорняки типа одуванчиков дороже культивированного садоводства.
Я пытаюсь учиться у Мандельштама, который в ремесле словесном ценил только сумасшедший нарост: 

И до самой кости ранено
Всё ущелье криком сокола. 

Было два Гойи: один принадлежал кукольной и довольно тошнотворной мразописи, а второй - ворованному воздуху, в котором копошились костлявые ведьмы, норовившие своими кривыми кремневыми ножами оскопить всех инквизиторов, художников и литераторов.
Кукольный Гойя и Гойя ведьмовский наверняка не очень ладили, как собака и кошка.
Возможно, первый - сладенький, сладострастненький, придворненький Гойя частенько пугался второго - аэро-больнично-тюремного, а второй тайно отдыхал в присутствии первого, как некоторые воры отдыхают в буржуазных ресторанах.
Точно так же было два Гольбейна: один мразописал портреты толстощёкой буржуазии и коронованной свинины, а второй - труп Иисуса в узком пенале-гробу.
И опять-таки: быть с добродушными торговцами, готовыми заплатить тебе за добротный портрет золотыми дукатами, гораздо легче и приятней, чем столкнуться лицом к лицу с вызовом Евангелия.
Художники, понюхавшие воздух папских покоев и герцогских палаццо, были, конечно, непрочь поспать на ореховых кроватях с кружевным бельём и покушать смачно поджаренную дичь под винным соусом.
Я и сам предпочитаю находиться на швейцарском полюсе мировой гражданской войны, а не на ливанском или ливийском, например.
Но от видений ведь никуда не скроешься!
И Гойя это понял так же хорошо, как Эдгар По или Арто.
Видения ливийские, нубийские, убийские достанут художника даже на Лонг-Айленде, как это случилось с Джексоном Поллоком.
Поэтому художники часто куда изворотливее поэтов, но всё же не на сто процентов застрахованы от поэтического безумия.

24-02-2018

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика