Классика авангарда

Кто на сайте

Сейчас 55 гостей онлайн

Поэзия

Артём Исаков. Еду на коне

Поэзия

Автор: Исаков Артём Олегович 17.06.2015 14:22

***

Я хочу, наблюдая вселенную,
Всей душой полюбить этот мир,
Постоянную и переменную
Белых пятен и чёрных дыр


И в Раю золотое облако
И в аидовой яме мух
И леса, одаренные воздухом
И резиновый сдутый круг

Человека, пургу и лето,
Звон капели и листопад,
И пускай это только где-то,
И пускай это всё невпопад,

Всё-равно, на загривке у лошади
Не будя одиноких птиц,
Полюблю это всё без очереди,
Без оглядки и без границ.

Подробнее: Артём Исаков. Еду на коне

 

Пётр Ликин. Мордотворение

Поэзия

Автор: Пётр Ликин 25.05.2015 13:22

Мордотворение

Подробнее: Пётр Ликин. Мордотворение

 

Григорий Гаврилов. Колыбельная и сказки

Поэзия

Автор: Гаврилов Григорий Анатольевич 28.04.2015 19:42

Перельман-рэп

Говорят,
у Перельмана
в голове застрял бог.
Тот самый, которого нет.
Которого не покажут по телевизору.
Так вот.
С тех пор он не выходит из дома,
ни с кем не говорит
и не стрижёт ногти.
Даже, говорят, не пьёт и не ест.
А в доме, где он живёт,
всегда синий воздух,
бесплатный свет
и вкусный компот,
а на стенах -
не слова на "х",
а стихи.
Ещё, говорят,
он мог бы отпускать грехи,
отменить правителей
и билеты на поезда
(причём не на месяц, а навсегда).
Ещё, говорят,
что лечит артрит,
давление и свиной грипп -
достаточно взгляда:
только посмотрит в глазок,
даже не говорит -
а бабка, которой светила могила,
на завтрашний день родит.
Говорят, когда он умрёт,
что-то такое произойдёт:
то ли звёзды задымят,
обуглятся и падут,
то ли другое что,
чего и не ждут:
Например, мужик
в деревне Думчино
и в дырявом пальто,
которое уже не пальто,
скажет,
прикуривая бычок:
"Нда, подорожал табачок", -
докурит, почешет живот
и пойдёт копать огород.

Подробнее: Григорий Гаврилов. Колыбельная и сказки

 

Роман Бескровный. А вот теперь смотри...

Поэзия

Автор: Роман Бескровный 12.04.2015 20:50

* * *
всё постарело всё подпортилось
всё барахлит и дребезжит
нечестно светит даже солнце
и речка от себя бежит

Подробнее: Роман Бескровный. А вот теперь смотри...

 

Иван Полторацкий. Ода на смерть.

Поэзия

Автор: Иван Полторацкий 04.04.2015 19:37


после смерти человек превращается в атомы
и мы вбиваем его имя в поисковую строку
и руки у нас резиновые или может быть ватные
и глаза подобны выцветшему ларьку
потому что мы состоим из того же самого
даже если бросимся под трамвай
холодные руки разбирают и собирают нас заново
и влачит по эфиру северный ветер вай-фай
или чуть-чуть повертев в руках выбрасывают
бутылка без этикетки непереработанное сырье
и мы живём в том пространстве которое вы называете браузер
где я живу без тела и кто здесь меня сотрёт
где я не помню данного ранне имени
где я не могу закурить и выйти лицом в окно
но теперь я молниеносное iванiв
прочитайте все мои тексты и вы не встретите там этого слова
и даже если встретите я не вернусь всё равно
я – квадратная звезда восходящая над пустыми домами
копируйте и вставляйте прямо себе в башку
заливайте в горло моё несусветное олово
меня здесь больше не существует и значит я не истеку
как истекли все заходившие сюда до меня человеки
как небесные реки все истекли
в последние несколько секунд гальванизируя на крыше библиотеки
мне безжалостно хотелось чтоб вы тоже могли
обрести то горькое что я обрёл и что не сложилось в буквы
что не выпить во дворике и не заправить в брюки
что так и будет за вами по песку и по снегу брести
что никогда никогда вам не обрести

когда я лежал холодный как майское дерево андрей говорил что мы всего лишь атмосферные явления говорил и плакал что мы это снег или дождь мне очень хотелось принять вертикальное положение и сказать что это правда но всё-таки ложь потому что вы существуете вы плачете или курите а я завершился и меня уже унесли что мама правильно сделала что до сих пор не поверила и я стучусь к вам в окна и проваливаюсь сквозь потолок антона будто во мне килограмм живого веса или словесной руды целая тонна и что-то ещё мне хотелось сказать но меня застилает снегом и теперь вы можете найти меня в случайных своих словах я перелистанная книга под панорамной лампой окно горело в феврале окно горело я хлебушек который ты не доела рисовая каша с изюмом все кто однажды жил и беспрекословно умер я своё собственное преодоление щебетание воробьёв и голоса гимназисток пересекающих площадь я страшное подспудное сердечное уведомление саквояж за шкафом китайские мягкие туфли и змеиные пассы рукой я гости ночные горчичник как маятник кровоподтёк под ребром голова завинтована я детство твоё я сгоревшая яблоня я броня твоя лампа бессонная я бессонница двухэтажная и подружка твоя бумажная с прорезью на груди шаровая молния на груди меня везут грузовиками по питерской на-ле-ди за город где ночь падает словно ведро в колодец и ведро поднимают полное мертвецов с ножами и факелами на дорогу выскочили, кололи и жгли по­крышки, вези — отказался, вези — тут человек ведь, человек умер, везут, привезли, сына домой.
и дед твой пчёл на руку собирает и пёс как белый самолёт играет чай заварился на петле и окно в феврале мёртвый стоит у колодца и держится за ветлу всю почерневшую сказку на ночь сказывает и на себя показывает говорит ему бабка моя что это плохая примета на себе не показывают и он убирает палец и синий язык показывает ей за это держи язык за зубами клац вот тебе бабкино лето жёлтое водопойное и святые с печи прямо в космос летают смотрят круглыми глазами с небес по одному на седьмицу и предостерегают девицу пальцами тоже грозят ильяпророк вонзит перо земле под рёбра и сожмётся земля и заплачети недобро если девка их не послушает и будёновку с дерева скушает
съешь все свои косточки чтобы преодолеть недуг
театр музыкальной комедии турки голодне жгут
шесть лесов в часовой воде только не знаю где пойдём на ледоколе амур за картошкой и выловим всех человеков из жестяной водички а как мороз ударит выкинем всех к чёртовой матери собака димка в знаменках воет негры через границу идут по двое и тёлочку тёлку сложили под ёлку
и я лежу глубоко как в метро на заельцовском и в небо смотрю хитро глубоко лежу далеко гляжу как рыбка в море ходит и человек портвейн находит и ты про меня вспомнил ищешь какую-то информацию сокол кто не дожил до первой недели года нового, прощание завтра, сегодня столбом тенью стоит в квартире пустой, страж у гроба, у врат — новопреставленной, вспомните её молодой.

я устал умирать молодым
мои мысли похожи на дым
поиграйте со мной в лицо
разорвите моё кольцо
поубейте моих детей
я устал от своих костей

сумасшедшая бешеная кромешная муть колесит во мне
добровольное пожарище всяких доводов
остолбеневшая старость
новорождённая ненависть
кипячёная водичка
самарская областная писательская организация
необходимая поддержка с той стороны
чёрная кровь развесёлая судорога
постепенное становление
бесконечная остановка
ёбаный принцип необратимости
проклятые мониторы
тюремные буквы
отравленные письма
заточенные опилки в собачьем мякише
шариковая бомба на уровне живота
матросская тишина под рёбрами
ослепительное сияние прямо перед глазами
любовь до гроба всё как у ленина
самовоспроизводящиеся структуры
свёрнутые галактики
промасленные трубы
слепые котята
плохие слова
теория магической пули

сколько можно всё это испытывать
топни три раза хлопни в ладони
и обернись землёй

 

Ростислав Амелин. ...и на ту сторону речи не переплыть...

Поэзия

Автор: Ростислав Амелин 28.03.2015 13:49

*

Только рассвет, а выйдешь на снежные корки землю, пахарь упавший, ветер уже не так: в тряпах от холода прятав горячий пар, воду, дыхание – и под снегом спрятав и спят полухолодные твари, грядки: что ёж расскажешь понюхавши снега, уже не так – и лапы завяли лозы; спи мой волшебный, зеленый цвет – одиноко ждать обещали – трава на просыхе: пахарь уставший и рад Вам, и больше нет.

*

Не важно что пеной выброшены на сушу – вода вернется за нами-каплями накрыв унесет обратно, хоть не узнать их: впитав земли, немного кристаллами став на солнце, надели сталь и пошли друг о друга биться на скалы, мечами-чайками лязги; не размечается море на то, что справа и слева от ветра не отличается воздух и вдох – но летят осколки: повсюду сыпет их выпавших невозможно не видеть – уже слезами легкими стали, чтобы вернуться назад.

*

Плохо что кто-то должен быть плох чтобы жить неплохо, в овечьей шкуре кожа да кости – и то трудно от холода: надо же как-то жить – волчью шкуру надевши, выйти на снег под медвежьей шкурой на ступнях тоже чтоб жить, и не завидуешь тем, кто может и жить неплохо не получается – сталью покрыта кожа воина кости стынут: его поставили ждать, не спрашивали но не должен счастья не знать, и легко от холода жар под лезвиями, под сердцем.

*

Я вижу дом из камня и стали дерева веток яблонь прятавших створки окон, из человека чей сад растений и дней остался на почве – я слышу шелест листьев его растений, стук веток яблонь о в камне застывший голос, я чую с листьев капли собравший ветер прель камня, ржавь стали из петель, но не могу разобрать дыхание своих легких, не слышу свой голос издали в доме – я вижу сад не себя, сажавшего его семя, хоть на прощание с тем, кто его возделал.

*

Передо мной река не войти в нее дважды, и на ту сторону речи не переплыть, и деревьев корнями кроне подобных трубки пьют эту реку, падают серые листья: один среди леса на берегу я не помню кто я , питаюсь листьями мертвых кор насобрав дом себе строю: приятно верить, что я родился не тут, в толще леса и речи, что я вокруг них, не заперт в этом горшке – я свободен, хотя не знаю что это, только слышал как ты свободен звучало шепотом от реки.

*

Ветер и дерево ветви и облака, можно считать это чем-то меньше чем честное слово, но я запомню вас так, как вас дали мне дни, этих теплых лет перелеты, побед над пламенем немотой, но неспешно прерван мой ле; я вам ни что не могу, кроме просто вас видеть, вас петь никому, повторившись о том с любовью, что вы не мое, что вас никто ни кому не поет застывший памятью слиток, что вас можно больше не видеть, когда вас нет.

*

И за то спасибо тебе мое я, что во тьме не оставишь и в этой жизни кого-то любишь больше себя, на листках трав не присохнешь выдохнув им привет на прощание поцелуешь землю за то что это земля, что на ней бывают рассветы, что есть вода низачем разлитая этих рек, воздух, которым хочется жить не за то что он воздух, что в нем звучание, но за то что просто хочется жить, потому что живешь ни за что подарок твой хлеб, и не ясно что дальше.

 

Вера Сажина. 3 стихотворения.

Поэзия

Автор: Вера Сажина 15.02.2015 14:00

Проявилось самолучение

 

Проявилось самолучение в единицах ребра.
Не работала апликатура почему почему.
Крики прочеств таинственно необусловлены,
Восхищение перешло в старинное каменное
                                          улвложение, плачи,
                                                    но
по долгу сердца,
не по долгу, по воспоминанию 
роботы, не брюки,
сдвинь фокусы, фокусировку
новую делай
                         /пятн.
                         21нояб.


Ищи смыслы
в сквозном танце теней зелёных;
сквозь лампу их
силуэты
чуть пёстрые
(с 2-мя горошинами
посередине)
                     /21маг.
                      гам 12-ти, 21 пшущ.


Не те слова, неточностью
иранско тюркского
смысла,
забота о полке.
                     /21нояб
                      2007г


Сила прибывает
На нормальное раскручивая
теперь
собака язык свой свесила,
И после закрыла пасть.
Перемени даты поездок
Нижнедеревенское с
пятиугольно красивым
клювом каркающего ворона синь
щётки замшево резинового
внимания, [албас], Вы уехали
в оцинкованной карете без ручки.
                                 /5 6-7нояб


Ручки для повешивания
вощёной бумаги
красивое касание
с синей футболкой
Вы собака – погреться вышли,
Сразу же нарядны,
либо своим внешним видом
пугливы, Не в ту сторону
Лопухами прикрывая ямки ног
предвосхищая осени золотое
житьё
               /3 5


Ваши зубы, лошади
ржание;
пятицветный, чернеющий
пение музыкальной вещицы;
Вы в ясном своём,
Ну и
экзотически, быстро
осенние дары игрушечных
проводов, шутовская
изнывающая,
в родном краю чужая,
Марья Панисовна.
                            /23 ноября


Любой связующий
гимн
можешь сыграть, значение
уменьшенных, увеличенных
понимая легко.
Если вальцы скрипящие
танцы кофейные даже
знать хотела, значит
не меньше, способна
сыграть, спеть, гирея, и не
только, ивратами высокими
цветущей головы венценосной,
любовь, их музыку
легко, петь, прибавленные
тоже, возможно, вверх или
вниз взыгрывать
уменьшенно глазами
встороны поводя
                         /воскресенье
                          после субботы

 

 

Приснилась далёкая лягушка


 Приснилась далёкая лягушка
свисала с потолка,
большая, высовывала
язык
В углу
красные, плюшевые, львы
они худые Их трое,
что ли.
Они не тронут меня.
Они не тронут тебя.
Они привязаны на поводках.
это словно
собачья привязь
чуть рычал, голосъъ
на меня, в мою сторону,
приблизившись
но я тихо вышла, потом из
комнаты, прошла мимо.


Они говорили, эти собаки львы
с худыми узкими ногами
Мы охранители К.,
                        У.
Но меня они не тронули,
                           в общем.
                                  /


Эта лягушка, огромная
зелёная
С высунутым языком
висела на потолке. Она языком
толкала людей Хвасталась
также
(((Я беременна от этого
                               (льва)]]]]

 

 

Схватил голову


Схватил голову
она говорит: моё
                тело
                     возьми
тфу 3 раза перекосное,
приделай к голове
потом
3 раза
водой мёртвой
          из болота
брызгали
змея вылезла
           из шеи.
змею посёк,
поизломал
и детёнышей
Она сама вылезла
И издохла
от мёртвоей воды.
А потом живой
                воды
от подножья
горы где
источъник был
И ожила
Ну и втарой
          также
от глаз лезвия
отпал.
от мёртвоей
           вады
вышли
Ну и живой вады
брызгали
Ничего.


он сзади
змей зелёный
стал душить
в лодку свою
затаскивать
по галаве
долбанул –
Он оцтал.
И сзади не
хватал
уже.


А там многа
их
братков, они
стоялы
8-7 сам спрятался
под волчю
шкуру залез
железкой
узорчатой
в траве
прикрылся,
они
голубые ленты
верёвоцки
наплетения
на лице


А под верёвки
не садись
под пальто
ея не
садись,
Не треснула и
пустила,
И второея
А на небо
не гляди
Там пригляделся
по немногу
тихо

А там
     пасть
большого чёрнаго
           Аткрыта:
поломаю кости
        и всё
 
Втапары
что звери
гаварят
послушай,
           тихо
под волчю
шкуру сел,
слушал тиха.
 
Втапары
сначала лось
        кудреватый
выхадил
и кайгун
      ищо белый
не ломать
       слышал
Ни адну пи
      втарую.
А сланёнок
за третьей следить
внимательно
внимательно.
 
А он свернулся
у ног
Я тутТА мол
А чё надо
Дубиной бы
шыбанула,
А тихо
     атправила
Он памчался
хуже сабаки
пать
    разевая
открывал
       захлопывал
по рике
      скакал
рта аткрывая
закрывая
по сераму
прастранству
        скакуном
             уходил
Я за ним
А захади
инохда
пабалтати,
далбил по
       галаве
[монзил как
               мортель]
А вся скказзка
                 не
               сказы
                    вашь
                          /
 
Приехал со сваей
            скоморош
                     шьей
скараМароши
                  ной,
          тут та
             было
стрельцие стрелевь
            киея,
А не с тех балот
А с тех балотт,
         А мы выхади-
                      ли
 
В сваю лодку
            пересажжи
                      вал
                высажживал
                     домой
                   атправил,
А я сидел
           на пецке
у Акна за то
            люблю тебя
цто рожа
        не крива а
               Весела;
                     ли
Пата Павици
балале
       бу
     сватив
А отТого
он ишшо
        страШ
             нее
А мы пряталисе
В корицнеевых
цветТах
      Да
    оссенью,
           ныю
             и
Б
2
3

5
6´  5´  не
8´  7´  8´  трохай
                  и не
                 АБиДь
                сказано
                       ли, А
                            мы
3´  3´
5´  4´   а мы
7´  6´   прогнева-
                      ли
8´  8´
            цто мл
                   Вас
             Да запрости
                            те
                          нас!!
 
А они за
      поесь
друх друхае
        хватали
А ты не схватисе
обнималисе
       за талию
мноГгае
       целовек
А ты не
схватись,
ну и побежжала
               стороною э
И задом,
ИА
ралуцаясь,
       разбежалася
           и с первоей
                   И со
               фтаропях,
                    и
Всеми
под волосы
    не
вставала.
сонце светти-
лоЕ
мы выходи
             д   ли
аттюдова
юдище
       пропало
Он пёс
       саба
взела
      кнуттище
            пабиваля
по
пояс
Вон ани
Я сата
АТБЕ
    ма
от
   бежжати
И напала
кнутишшем
выбила
    зла
       ю
душу
      вон
          /
 
Кнутишше
          злая
             виша
               вон
                   /
 
Он сзадди
           та
        тожи
            ухватты
                      вал
А не пазво
           ляла
злая обмана
                быти;
 
Их кастёр
        видно где
                     та
жглы,
        /
 
А они вдваём
               свело
                      шли
И сама не неса
                  чего
                     хорошо
                          чё
                          ие
                          знало
                        гляд
                           ели
             улывались
                           /
 
18
воемнадцать
            готков
      бутто
        пряталы
            её
               /
 
он тоже
   втапары
       чуть
        лукаво
                 дава
                 чтоли
                       /
 
А сабка
        заллаяла
             и бежжали
                           /
 
[ей буафки
        повыдергал
бежали
        наз
            ат
        конечно
                сюда.
                      /
 
А гы то зан
             ущ,
               ой
                 /

 

Василий Бородин. Буквы говорят:...

Поэзия

Автор: Василий Бородин 13.02.2015 18:03

***
над черепками чёрных
чашек и ночь о белых
сколах думает: "так и я"
и светлеет к краям

Подробнее: Василий Бородин. Буквы говорят:...

 

Страница 4 из 11

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>
23-05-2018

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

© 2010 - 2018 ЛД Авангард
Яндекс.Метрика