18+

Классика авангарда

Кто на сайте

Сейчас 64 гостей онлайн

Проза

Алексей А. Шепелёв. На котах катались – жёстко спотыкались…

Проза / Авторский формат

Автор: Алексей А. Шепелёв 23.08.2016 14:12

shepel2

«На котах катались – жёстко спотыкались…»[1]

Отрывок из романа «Снюсть, Анютинка и алкосвятые» (2008-2016)

Подробнее: Алексей А. Шепелёв. На котах катались – жёстко спотыкались…

 

Роман Бескровный. Коля разбил стакан.

Проза / Авторский формат

Автор: Роман Бескровный 08.02.2016 22:18

Соседский пацан слепой как пень, зато на слух умеет угадать, пьян Коля или нет. По стуку протеза. Коля защемил ногу винтовым шнеком, когда проталкивал цемент из завальной ямы. Её отрезали. Лет пять уже. Коля от этого ощутил себя неисправным,  изменился личностью и с того раза не имеет к жизни требований, а только пьёт, стучит протезом по своей комнате и кидает об стену предметы. А раньше был надёжным человеком.

Перед ампутацией нога была чёрная. Правда, пацан этот не знает что такое чёрная нога. Для него отсутствует цвет. Ну, слепой. Он не верит в зрение. Например, солнце. Облака. Самолёт ещё ладно, самолёт он слышит, и готов довериться в том, что гул, это летающая громадина. Ногу он может, скажем, потрогать, но чернота на ощупь не определяется, а на слово верить не хочет. Коля живёт слева от пацана.

С другой стороны от него живёт бабка, которая сидит в кресле, и поднимается только по делу, а остальное время не двигается. Не понятно, больна она какой-нибудь частью тела или просто по старости упала в маразм, но, в общем, она почти статична.

В следующей комнате живёт заплаканная женщина. С ней всё ясно —  она плачет, когда Коля напивается. Всегда встречает Колю в коридоре готовая заплакать и сжимает в руке какой-нибудь предмет, чтобы кинуть им в Колю, если он пьяный. Входит, например, Коля, а она держит яйцо, истеричка. Если Коля пьяный, в него летит эта не родившаяся птичка. Коля привычно жмурит глаза, и принимает хрупкую вещь поверхностью лица. С Коли течёт, женщина в плач, в коридоре беспорядок.

Парнишка воспитан лучше, он не судит Колю. Он спокойно сносит его пьянство, и даже проявляет к нему интерес — пьяный Коля разговорчивее. К пьяному Коле пацан заходит на общение. Среди различных обсуждений чаще всего бывает спор про зрение. Считается, что к любому предмету всегда относится какой-нибудь цвет, парню любопытно — это как? Он подробно щупал ноги и руки пьяного Коли, и не мог поверить что его пальцы недополучают какое-то сведение.

Вроде как, цвет поступает к человеку через глаза. Он щупал и глаза. Дождался, когда Коля сильно напьётся и не окажет сопротивления, и щупал глаза. Пришёл к выводу, что глазами невозможно ничего уловить. Вот звук влетает в уши, пытается разобраться пацан, так ведь ухо имеет отверстие. А глаза органы сплошные, без дыр. Получить представление о форме можно щупая её пальцами, это понятно. Пацан тянет руки вперёд, и упирает их в предмет, например, в Колю. Всё ясно. В этом месте пространство занято Колей. И общупав его полностью, он может понять, как он очерчен и как расположен. А про глаза непонятно.

Коля сказал, что цвет как температура. Сказал, что кожей чувствуется тепло, например, костра или солнца, на расстоянии. Парень вначале обрадовался такой ясности, но, быстро понял, что чувствует только температуру того, чего коснулся. Костёр нагрел воздух, а воздух уже согревает кожу. Прикосновением. Цвет же заключён только в предмете и не распространяется в воздух, а моментально оказывается в голове человека. Слепой пацан совсем поник, он решил, что все убедили себя в какой-то ерунде. Или, вообще, окружающие сговорились ему врать.

Коле, когда пацан щупал его лицо холодными пальцами, в пьяном бреду казалось, что по нему бегают мыши. Вспомнил, как заплаканная отодвинула однажды фанерку и показала дыру в стене, а там мыши копошились. Сказала что это эльфы. И вот когда пацан тыкал пальцем в глаз, Коля был уверен, что это на нём вертится такое серое существо.

Неподвижная бабка после того случая стала чаще вставать, подолгу стояла у дырки с мышами, и ругалась на женщину вполголоса. Оказалось, бабка эта опасное сверхъестественное существо и что у неё по шесть пальцев на каждой руке, и каждый палец шевелится по-своему и имеет свое имя. Своей целью она имела поставить всех в квартире в сложное положение. На Колю она действовала через плач женщины, а на женщину пьянством Коли. А пацану сверхъестественным способом передавала на расстоянии неверие в зрение, что не позволяло ему прозреть и закрывало для него радость. Такие у неё были потребности.

Она часто устраивала досадные недоразумения, подрывающие покой квартиры. Подговорила, например, жильцов пропеть Коле на день рождения вместо “С днём рождения тебя”, “Ты нам должен себя”. Коля тогда молча проковылял по своим делам на кухню, и как-то быстро там напился, даже не включив свет. Нервно стучал протезом. Это понятно, день рождения.

Пьянство основательно проникло в Колину жизнь и пропитало её. Алкоголь улучшил Колю, как улучшает любого человека. Вначале, Коля пил, чтоб заменить ногу, потом заметил, что алкоголь вообще решает многие проблемы. Заплаканная говорит, что бегство от реальности, но она бесчувственный человек. Нормальное существо понимает что Коля, наоборот, этим подходит к реальности ближе. Пьяная голова лучше различает реальность, чем когда она трезво меряет вещи и людей. Пьяный к себе снисходителен, слушается больше своих желаний, чем разума. А желания же ближе к реальности, чем разум. В пьяном больше чувств, чем размышления, в пьяном образуется душа.

Напившись, Коля любит кидать об стену предметы. Это у него вроде развлечения. От этого парень хорошо знает обстановку Колиной комнаты. Слух и без того отлично щупает пространство сквозь стены, а Коля ещё время от времени напоминает ему о расположении той или иной мебели брошенной вещью. Вещь сталкивается со стеной или мебелью, чертит звуковой ореол, который через секунду пропадает. Пацан запоминает место, в котором был звук и безошибочно составляет в голове Колин интерьер.

Что касается женщины этой, то потребовались целые годы алкоголя, прежде чем она обнажила свою плачущую суть. Такой был день с мокрым снегом, и Коля пошёл, взял крепкого пива. Выпив, заметно улучшился, стал тоньше видеть, глубже чувствовать, многое стало заметнее. В этом состоянии повышенной осознанности, он увидел, что в ней сгруппировано что-то нехорошее, и объяснил ей, что она некачественный человек, а она заплакала сильно и успокоилась только ночью.

Когда она уснула, пиво кончилось, а Коля остро чувствуя необходимость, стать ещё немного лучше, попёрся на кухню. Тайно, чтоб не разбудить заснувшую женщину, искал алкоголь. Полез в сервант, шуршал тихонько в каких-то пакетах — ничего. Начал взглядом обводить кухню. Смотрит, стоит в изящной бутылке бальзам сорокоградусный. Он слил с банок в стакан остатки пива и долил до краёв бальзамом, и получил целый стакан крепкого алкоголя странного вкуса. Пил на балконе, смотря глазами за МКАД, слушая далёкий поезд. Коля решил, что утро в пьяном виде это лучшее время суток и решил, что будет пить всегда.

Он понимал? что женщина теперь будет каждый раз плакать, но это не выглядело причиной отказаться от алкоголя. Наоборот, перед Колей возникли причины как можно больше употреблять алкоголь. И это были умные и интересные причины.

Проснулся соседский пацан. Он по звукам понял, что Коля пьяный и зашёл тихонько к нему на балкон беседовать про глаза. Делился новой мыслью, что зрячим требуется обсуждение увиденного. Такое его суждение было связано, например, тем, что “зрячие”  больше удовольствия извлекают из совместного просмотра фильма, чем от одиночного. Они обсуждают увиденное по мере просмотра и так умножают свой восторг. С остальным так же. Многое из виденного они обговаривают, поправляют друг друга и в конце договариваются о том, что увидели. Зрения никакого нет. Коля не спорил. Он ушел с балкона, неряшливо упал поперёк кровати и захрапел перегаром. А парень ушёл в свою комнату размышлять.

Коля разбил стакан. Это так получилось —  пацан только присел и задумался и тут Коля разбил стакан в своей комнате. Неожиданно вышло, парнишка вздрогнул. Подумал сначала, что его жизненный путь подошёл к концу. А это Коля проснулся на секунду, и его разозлила пустота в стакане. Стакан, повинуясь физике, разбился и очертил звуковое пятно на стене. Но, в этот раз оно не пропало.

Оно удерживалось и даже набирало отчётливость в своём звучании. Звук становился каким-то незнакомым и не утихал. Наоборот, стал покрываться подробностями. Сквозь основной равномерный звук  пошли повторяющиеся короткие звуковые сигналы, за ними прибавились продолжительные тонкие звуки. Удивлённый пацан встал проверить подлинность явления, подошёл к звуку. Звук расширялся по стене, как если бы мельчайшие стёкла от разбитого стакана ползли от места удара, во все стороны, увеличивая радиус обозначенной звуком поверхности. Это был такой необычный звук, что можно было его потрогать. Слепой пацан протянул палец и прикоснулся к короткому сигналу, одному из тех, что равномерно шли на фоне основного гула. Ткнул его. Пацан заметил, что необычный звук обёртывает его палец и всю руку, и, вообще, всё. Вся комната звучала, всеми своими вещами и деталями. Не смолкала и изобиловала. Парень сел прямо на пол и стал жадно изучать открывшееся измерение. Так вот что такое зрение. Это просто улучшенный слух.

За окном тоже всё было слышно далеко и подробно, повсюду были невероятные вещи. И облака, и солнце и даже летел в небе самолёт. Интересна и свежа была каждая мелочь.

Соседняя бабка почувствовала перемену и недовольно закряхтела. Пацан выбежал из квартиры. С новым слухом он так точно слышал окружающее, что можно было передвигаться очень быстро и даже бежать.

 

*

Набегавшись, ближе к ночи, пацан вернулся в дом. Коля стучал протезом, женщина тихо рыдала у себя в комнате, бабка беспокойно шлялась по квартире. Пацан лёг на кровать и хотел уснуть, но было сложно, мешал новый, улучшенный слух. И тут Коля разбил ещё стакан. Пацан вздрогнул, сел в постели и выхватил слухом стакан.  Он звучал намного подробнее, чем даже в прошлый раз. Пацан слышал так много всего в нём, что с трудом сообразил, что его слух вышел ещё на один уровень. На этот раз был подробно слышен не только стакан, но и Коля разозлённый отсутствием выпивки и самолёт, и облака, и бабка, и женский плач. Это было слышно как бы с изнанки зрения, которое на самом деле просто развитый слух. И вот пацан оглянулся, а перед ним лежит совсем новый мир. Новый совсем.

Он увидел необычные вещи. Только для него эти вещи не были такими уж необычными, с новым мощным слухом многое стало понятно. Каждая вещь в мире, оказалось, обладает дополнительным сведением, которое незаметно, если не имеешь такого развитого слуха. Понятно, например, стало, что старухи в этой квартире две. Про квартиру стало ясно, что она имеет тайные комнаты, которые тоже не заметны простыми чувствами. Через эти комнаты старухи и наносят свой вред. Одна каждое утро ползёт по этим комнатам к пацану. Подкрадывается, пока он спит и поправляет одеяло так чтоб оно заходило на лицо. У каждого слепого по пробуждению имеется повышенный шанс прозреть, потому что мир вокруг может возникнуть раньше слепоты. А тут старухины действия, сочетаясь с накрывающим эффектом одеяла, блокируют эту возможность. Другая старуха в это время остаётся в своей комнате и удерживает неподвижную  репутацию. Самое интересное про мышей. Они увиделись маленькими мальчиками в весёлых шапочках. Самое главное для них, как оказалось, это женские слёзы. Вокруг них суетилась вся их некрупная жизнь. Через них старухи действовали на женщину. Вот какая была механика у этой квартиры.

Многие особенности мира, которые парень не учитывал раньше по простоте своих ощущений вышли теперь к его вниманию. Удивлённый парнишка сидел, утонув в размышлении и наблюдал, как ему через звук объясняется окружающая жизнь.

И опять Стакан разбил коля. И парень опять увидел стакан с совсем иной, новой  стороны. И с этой стороны он уже был не стакан, а нечто влияющее на колю так чтоб он его, стакан, бил об стену. Только пацан начал любоваться ещё одним миром как вдруг, ну что ты будешь делать, коля опять Бьёт Стакан. И опять иное измерение, опять красота и свежесть, и радость выплеснуться в новое пространство. Стакан в этом пространстве значительно важнее коли. Откуда у коли столько стаканов? Опять стена, и звон, и плеск, и много того, что пацан не мог бы объяснить, как раньше он себе не мог про зрение. Тут уже стакан вообще главный и важнейший элемент. Откуда у коли такой стакан? Опять он разбит. И вот стакан уверенно занимает центр всего, вообще. В конце концов, оказалось, что вся жизнь прилеплена к чувству разбитого стакана. Она лишь пупырышек на этом чувстве.

Чувство стакана не поддаётся описанию, оно сбрасывает с себя слова и смыслы. Про него можно сказать только одно —  это чувство является больше движением, чем ощущением. И, если рассмотреть это движение в быту, то это бросок стакана в стену. Это движение оказалось спасительным, через него пацан вышел на радостную жизнь — не интересовался больше Колей, бабки для него стали безвредны, а женщину он и совсем забыл, как лишнюю для него фигуру.

 

Алексей А. Шепелёв. Russian Disneyland – бессмысленный и беспощадный

Проза / Авторский формат

Автор: Алексей А. Шепелёв 30.01.2016 16:57

Алексей А. Шепелёв (р.1978) – прозаик, поэт, музыкант. Кандидат филологических наук. Лидер авангардного объединения «Общество Зрелища» (1997-2014). Автор нескольких книг прозы, в том числе романов «Maxximum Exxteremum» (2011), «Москва-bad. Записки столичного дауншифтера» (2015) и сборника новелл «Затаившиеся ящерицы» (2016), а также двух книг стихов: «Novokain ovo» (Тамбов, 2001)и «Сахар: сладкое стекло» (М.: Русский Гулливер, 2011). Печатался в журналах «Дети Ра», «Дружба народов», «День и ночь», «Волга», «Новый мир», «Нева» и др. Финалист премии «Дебют» (2002), лауреат Международной отметины им. Д. Бурлюка (2003), лауреат премии «Нонконформизм» (2013), финалист премии А.Белого (2014). Живёт в Тамбовской обл.


Фрагменты из повестей «Настоящая любовь/Грязная морковь» и «Russian Disneyland». Объединённые общими героями и местом действия (российская деревня, 1993 год), они рассказывают о проделках удалых подростков-«постпионеров», которые «вершат дела» при поддержке колоритных пионеров фермерства.

 

Подробнее: Алексей А. Шепелёв. Russian Disneyland – бессмысленный и беспощадный

 

Вера Воинова. фломастер

Проза / Авторский формат

Автор: Admin 18.09.2015 21:38

 

чердак фломастер   

конверт, и поздняя открытка, то есть вырезка для аппликации, хранятся  на чердаке.

лестница на чердак ведёт петлёй – дерево сырое, легче сорвать перекладину во время подъёма, но падать нет необходимости. упав, неинтересно, не так, как однажды – с рябью в глазах – как однажды во время ловли рыбы мальчик семи лет обнаружил себя  на том нелепом холме вниз головой к реке и ногами к забору – неловкое падение – до смеха разразись, а дедушке не до смеха, надоело следить за тобой, как за коровами что ли, а завтра моя очередь пасти. лучше бы меня здесь, прямо здесь змея укусила! вместо перекладины. а перекладиной не совсем нужно размахивать на  чердак, он не для угроз. чердак – для вырезания памятки, гирлянды,  или иллюминации на сосну. такая нелепая сосна, в кадке, на открытке, или  георгин. как внук прицепил георгин на орден за отвагу, и был весел, а от детей 

спички из лиственницы, быть может, из неё, лежат в глубине бора, где никто не найдёт, не  перепрятав. тогда гвоздика  говорит: а 10 мая я умру. спасителен  симптом, заразительны вести стеблей. как и все эти места, в растениях, уже картон, картон и вата селятся внутри растений. хищные из них подмечают подложность вторжения и  сигнал не принимают. от ничего до наклеена в тетрадку помета о том, простым способом. между тем, как открытка из картона  продолжает быть ею, беги и ты с  подколенниками и комбинезоном, от неё, как  пудель на стометровке.

тетрадь в косую линию, каких уже мало, но больше их в клетках  кожи, если она услышит, как  близкое по роду говорит отчётливо: я не люблю, когда торгуют ностальгией. известное ли дело,  чья дочь узнавания чужого дрожит от честнее себя до   родства не честнее вашего вида занятий.

но аппликация наклеена простым способом, с иными видами непосредственности вещей или их упорства,  взять здесь и тех, кто беспомощный неумеха и мастер прикладных дел – они все когда-либо расклеют коробку   так: для первого раза достаточно. а то и неплохо. тот случай закреплён фломастером на открытке, негласно, эпоха свободы невидимого, кто-то здесь уже назвался ею?

как и положено, кисточкой намазана середина будущего  аппликации, а края  обведены  тёмным   и оставлены сами с собой. ( известно, что, если фломастер выдыхается, его нужно обмакнуть в воду, потереть об язык.) но волнистый попугай, любитель, вдруг станет клевать  фломастер без колпачка, и его   язык потемнеет, и клюв соломенного цвета потемнеет, сам же попугай   доволен без всяких пределов. что же его обрадовало?  другое просо, думает попугай,  конопляное семечко, простой и птичий язык. разгорелся, и не отнять, го вор.

( ещё 1: если фломастер выдыхается, его нужно опустить в  воду, потереть об язык, и обведённые контуры станут жирнее, для памяти жирные контуры как свинина для ЗОЖ: крепче желание, организм, иммунитет, и все остальные живы. но и не для  всякой памяти жирное полезно. тогда та, память- одиночка, выбирает  бледно-розовый. тогда, как и сейчас, она дышит на открытый фломастер и уходит со статистики сцены, ещё одна гордая метка, и  где-то ходит,  цаплей,  без  переписи, без учёта)

на обороте бывшая открытка  подписана, чернила, чернила, когда за кляксу получал по шее ( в 1965? в 1978? в 2001?).а теперь ножницы отложил, намазал клеем, расплылось, всё сплавлено, сыр. фруктовый лёд.  ( на китайском рынке, между мороженым и раскраской, ряд фломастеров по 10 шт., 20, а то и 50, с колпачками разных видов, с углублением для мизинца и без, берём пачку? нет? и 20 штук тетрадей, шагая дальше, изнутри: и сколько их, таких, тебе лет? хочешь бесплатно? бесплатно? ) зря, не зря, заговариваешь об этом до сих пор, (не говори с ними, до сих пор не отыщешь следов:  банан,  азербайджан, одна села к ним в машину, и её не нашли, да-да, а где, ты думаешь, её нашли потом? на берегу? девочка или мальчик?  а ты, кто ты – девочка или мальчик?

девочка или мальчик? но, возможно, на открытке были эскимосы, брат и сестра, они поздравляли все народы с новым  временем, и их щиколотки были обвязаны китовым усом. потому что они оба убили  медведя хитрым способом, посредством уса, и были  оттого веселы. впрочем, на аппликации уже не различить кто есть кто, потому что облака и горы  – это всего лишь облака и горы,  а не видимые вдруг звери.

А рисовать фломастером в своём доме я тебе запрещаю, говорит, в её доме – табу, что же, скажи ей, в ответ, как м-й с м-ым: разговор с нами – разговор как серпантин. мишура – и не стало. А у вас, какой вариант проявлен, свой?

 : после разговора:/ встал на табурет и играл с зелёным мячом, бросая о стену. вот так, играй с мячом, не занимайся ничем, кроме того. / встала на табурет, совсем мала, обвела грудь фломастером/ с зелёным мячом, вкрутил лампочку в коридоре. обвёл жирным контур стекла, по краям лампочки в 60 ватт нарисовал кружки. никто не увидит? откуда нужно достать камень, чтобы разбить лампочку в коридоре, принести с улицы? принести гальку? коллекционер гальки? продеть ракушку сквозь вольфрам, не трогая стекла, фокус? долгий бессрочный метод,  до  пробела:

 

Перо
карандаш
ручка
акварель 
фломастер
маркер
другое:
конверт

 

до пробела  был конверт. из бежевой бумаги, на которой врачи пишут отчёт: она умерла от, он умер до неё, они пришли в один день, на другой день отец сообщил отцу – однажды скучно, когда почерк неразборчив. а я знаю одного, у него разборчив. он и подписал открытку, то есть не открытку, а свидетельство о смерти. они и сказали ему, деду, без свидетельства о смерти ваш внук не получит свидетельство о рождении и в школу не пойдёт, хотя давно пора, сегодня 15 сентября. а она когда умерла? 1-го? так и запишем: из такой  бумаги можно делать отличные конверты.

резь на языке оттого долгая, без срока давности привычка облизать края перед отправкой фотографий, аппликаций, цен на хлеб, картофель, зимние ботинки: мы не в состоянии его одеть, здесь всё дорогое, денег не хватает. что мне с ним делать? заберите его. что мне с ним сделать? я тогда отнес письмо на почту.  нашёл открыток на чердаке. много разных меток, карандашей, цен на хлеб. резкость долгая, 

от всего того уже отведена. наклеенный цвет отодран.  аппликации без неё выцветают изнутри себя: и в самом деле на них не ставят знака: время, опозд. 

в свёрнутом  себя  выцветают, и только.  больше никто  не смотрит пристально. сейчас им  бессрочно и с рябью в глазах, как от «никто не увидел» до помехи «я увидел там, всё».

 

хвоя

шпатлёвка  в чистом сердце, вдоль леса. круглый лес не пустит картон, как и тот не поселится внутри стебля. вата внутри сосен, жёлтая, станет зримой для травы. тише  травы, я ел пенопласт, как я мог тише, ждал вату, как сосёт под ложью, под её каркасом. трава: полынь, ковыль, осока, - резкость и тишь сразят вас. резкость и тишь не оставит от ваты камня на камне.

с вопросом, из каких растений сделан словарь растений, осуществлённым на прочность, входишь в бор, смотришь в море: как будто  никогда не было их, и вас, они говорят. не было ивас, плачьте по местоимениям, пенопласт и вата внутри чьих, чьих?  на то и они,

переселенцы, чтобы идти вдоль, по курсам, кройка и шитьё моря такое, что от подлинника и я не отличен, а у ваших действий противников нет. ещё одна, 2-я, гвоздика, говорит: а 10 мая я умру, и что? буду цветной картон, картонный лес. мы его резали, подрезали, долго-долго и тихо: в нём ли и ты кладёшь снег в подколенные впадины, а леденец – под нёбо, и подгибаешь колени, сворачиваясь клубком. вот и она горит,

вся освежёванная жизнь, костёр. море, костёр, на берегу мы едим кровяную колбасу, и  легко сердцу, ведь зола, зола ещё нескоро, вата ещё нескоро. но крупные картофелины лежат в золе.  и ты, как и кто-то, смотришь, смеёшься, взахлёб: как только запах хвои острее, смех памяти  не остановится. всё громче.

 

Григорий Гаврилов. Разговоры вслух.

Проза / Авторский формат

Автор: Гаврилов Григорий Анатольевич 08.08.2015 17:33

orel

Разговоры вслух

 
Пара человек, собравшись в компании самих себя и третьего, о котором умалчивается, потому что неизвестно – есть ли он, рассказывала истории. А, может, всё было с точностью до наоборот: истории рассказывали себя посредством пары человек.
Да, на протяжении всего произведения <здесь> присутствует и третье лицо, однако, оно говорит то, что никто не понимает, поэтому будем считать, что его нет, т.е., что оно молчит в угловых скобках.

 

Подробнее: Григорий Гаврилов. Разговоры вслух.

 

Вера Воинова. забор липецк.

Проза / Авторский формат

Автор: Admin 16.07.2015 00:19

VeV

 

забить «ё»

себя побег, он лежит в консервной банке, ростки же для разбега уложены на дне – электропроводка с цветными отводами, забор.

Подробнее: Вера Воинова. забор липецк.

 

Адам Ранджелович. Лошадь в мусоре.

Проза / Авторский формат

Автор: Admin 07.07.2015 12:50

За окном, в дымке, плакала лошадь. В её глазах, конских, но человечных, слёзы накапливались и стекали по морде расплавленными нулями. Никто не смотрел на лошадь, никто не чувствовал её боли. Она же заглядывала в окно, где urban family праздновала Новый год, танцуя вспять у горящей ёлки. Лошадь смотрела на это. Дул сильный ветер, весь мусор со всего city облепил коня: все эти жёлтые газеты, с мясом вырванные афиши, вскользь брошенное замечание о лишнем весе и дурной погоде.
Из дома, где горела ёлка, вышел отец urban family, он закурил трубку на крыльце, в его голубых глазах можно было увидеть немного ветра, чуток жалости и кирпичный оттенок гордыни.
Он попыхивал своей трубкой и достал запихнутую сзади в штаны newspaper.
Papa внимательно пролистал страницы, некоторые из которых унесло ветром. Затем что-то привлекло его внимание. Он зачитал вслух:
-Весь city – грязная септическая яма, не пригодная даже для жизни говнивых канализационных крыс. Коррупция и произвол. Митинги и crap. Никто не доволен. Пролетариат сгнивает и сдувается. Первые люди на Луне.
Pops недовольно мотает головой. Он одной рукой начинает мять gazzette, чьи части всё ещё уносит ветер. Когда то, что осталось от newspaper уместилось в одном его кулаке, pops начинает запихивать бумажный ком себе в рот.
Он жуёт и смотрит на лошадь, которую только тогда и заметил. Чавкая:
-Чёртов soccer, мерзкие celebrities, почему бензоколонки не работают по воскресеньям, есть ли в церквях вай-фай, почему феминистки молчат, президент съел мыло, коровьи члены дают молоко, спит ли Солнце по ночам, кто плюнул в трамвае, что вообще…
Лошадь, вся в мусоре, пытается перекричать ветер, который едва не валит её с ног:
-Человек! Но ведь жизнь прекрасна! Ещё вчера! Вчера было завтра, в которое все верили, это же сегодня, что случилось?
Pops не слышит ничего, он доедает newspaper, смотрит на свой watch и заходит обратно в дом.
Дети, его жена, все задохнулись из-за дыма от сгоревшей ёлки. Papa садится за piano. Наигрывает свою любимую песню.
Весь city ложился спать.

Подробнее: Адам Ранджелович. Лошадь в мусоре.

 

Дмитрий Босяченко. И выхода отсюда нет

Проза / Авторский формат

Автор: Дмитрий Босяченко 14.08.2014 16:20

                                             bosyach

 

«…Безначальным и бесконечным потоком слова рвались из него и полчищем дьявольски храбрых, но ангелически бесхитростных дикарей упирались в непреступную стену зубов. Копились. Стенали, толкались, душили друг друга и погибали невысказанные. Валились трупами обратно в яму души и гнили там, удобряя её для новых искренних слов, что, вероятно, также сгниют невысказанные. А те, которым удавалось прорваться, выползали изо рта синюшными, полудохлыми и, не успев глотнуть воздуха, соскакивали безвольно с губ под ноги. Обращались не в звук, но всхлип, необязательное бормотание. Мертворожденными утопали в грязи.

Подробнее: Дмитрий Босяченко. И выхода отсюда нет

 

Страница 1 из 3

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 Следующая > Последняя >>
19-10-2017

 

Новое на сайте:

Отправить свое произведение

Вход



Регистрация

*
*
*
*
*

Поля помеченные звездочкой (*) обязательны для заполнения.)

Яндекс.Метрика